14:16 

Ругачка 1. Лагерь кауравов. Карна против Крипы и Ашваттхамы

Jasherk
Солдат замужем
Поскольку я собираюсь в деревню на неделю, то постов в ближайшее время не будет, но хочу оставить Вам напоследок вырезанные из академического перевода мои любимые сцены ругани: в лагере кауравов - Карны с Крипой, а потом с Ашваттхамой, и в лагере пандавов - Юдхиштхиры с Арджуной.

Лагерь кауравов. Таймлайн - после бессонной ночи перед убийством Гхатоткачи

Глава 133
Санджая сказал:
1—4 Видя, что обширное войско пандавов возбуждаемо гневом, и считая, что невозможно противостоять ему, Дурьйодхана, обратившись к Карне, сказал: «Тот час для твоих друзей, (когда особенно нужна твоя помощь), теперь уже наступил, о преданный друзьям! Спасай, о Карна, в сражении всех воинов моих, о могучий! Они теперь окружены со всех сторон панчалами, Матсьями и кайкеями, (116) а равно пандавами, могучими воинами на колесницах, — преисполненными ярости и тяжко дышащими, как змеи. Вон пандавы, кичащиеся победой, громко кричат в радости. И многочисленные отряды колесниц панчалов (в рвении своем) подобны самому Шакре!»
Карна сказал:
5—11 Если бы и сам Пурандара явился сюда, чтобы спасти Партху, то быстро победив даже его, я убил бы затем и Пандаву. Говорю тебе правду! Будь спокоен, о потомок Бхараты! Я убью сыновей Панду и всех собравшихся панчалов. Я обещаю тебе победу, как сын Паваки (117) обещал ее Васаве! Мною должно быть выполнено то, что приятно для тебя, — с таким (сознанием долга) я живу, о царь! Среди всех партхов конечно Пхальгуна — наисильнейший. В него я выпущу дротик, не знающий промаха, (118) сделанный Шакрой. И когда тот могучий лучник будет убит, братья его, о милостивый, или подпадут под твою власть, или же снова отправятся в лес (в изгнание)! Пока я жив, о Кауравья, никогда не следует тебе впадать в уныние! Я одержу победу в сражении над всеми пандавами, объединившимися вместе, над всеми панчалами и кекаями, а также над вришни, собравшимися вместе! Искромсав их на мелкие куски тучами своих стрел, я отдам тебе Землю!
Санджая сказал:
12—17 И в то время как Карна говорил так. Крипа, могучерукий сын Шарадвана, улыбаясь при этом, обратился к сыну возницы с такими словами: «Прекрасно, прекрасно, о Карна! Если только словами может быть достигнут успех, тогда с тобою, о сын Радхи, как со своим покровителем сей бык из рода Куру (можно считать) будет иметь вполне достаточную защиту! Ты много хвастаешься, о Карна, в присутствии главы кауравов, но твоя доблесть нисколько не обнаруживается, ли также и сила твоя! Множество раз видели мы твое столкновение с сыновьями Нанду в бою. Но во всех случаях ты был побеждаем пандавами, о сын возницы! Когда сын Дхритараштры был захвачен (в плен) гандхарвами, тогда, о Карна, все войска сражались н только ты один пустился в бегство! Также и при городе Вираты все кауравы, объединившиеся вместе, равно и ты, о Карна, вместе со своим младшим братом были побеждены Партхой в бою! (119)
18—23 Ты не способен тягаться даже с одним (из сынов Панду) — Пхальгуной на поле битвы! Как же ты осмеливаешься тогда победить всех пандавов с Кришной во главе? Ты слишком много хвастаешься, о сын суты! Сразись лучше (на деле), о Карна, не говоря ничего! Проявлять свою доблесть, не прибегая к хвастовству, — есть долг порядочного человека. Даже гремя громко, о сын суты, подобно осеннему облаку без дождя, ты выглядишь (на самом деле), о Карна, как человек без всякой ценности. Однако царь не понимает этого. Ты громко шумишь, о сын Радхи, до тех пор, пока ты не видишь Партхи. Но этот громогласный шум бывает совсем недопустим для тебя, как скоро ты увидишь Партху вблизи! В самом деле, ты громко шумишь, пока ты не оказался еще в пределах досягаемости стрел Пхальгуны. Но тот громогласный шум твой будет совсем недоступен для тебя, когда ты будешь пронзен стрелами Партхи. Кшатрии выказывают свое превосходство (120) при помощи своих рук; дваждырожденные — речами своими; Пхальгуна обнаруживает свое геройство при помощи своего лука, а Карна — лишь призрачными желаниями». (121)
24—31 Так подвергшийся брани сыном Шарадвана, Карна, лучший из разящих, промолвил тогда в ответ: «Герои всегда гремят громогласно, подобно облакам в период дождей, и подобно семени, посеянному в подходящее время, быстро дают плоды. Я не вижу ни малейшего недостатка у героев, несущих тяжкое бремя в бою, когда они хвастаются по тому или иному поводу на головном участке битвы! Ибо когда человек мысленно решается нести бремя, то тут сама судьба непременно приходит ему на помощь. Желая нести в мыслях своих тяжкое бремя, я всегда принимаю необходимое решение. Если же я, (действуя в бою), издаю громогласный шум. то для тебя, о брахман, какой же может быть от этого урон? Герои никогда не гремят напрасно, подобно дождевым облакам. Зная свою собственную силу, мудрые поэтому гремят громогласно. А так как сегодня я полон решимости быстро победить в сражении Кришну и Пандаву, объединившихся вместе, то поэтому я и гремлю громогласно, о сын Гаутамы! Вместе со своими приверженцами посмотри на плоды этих громогласных моих шумов, о брахман! Убив в сражении сыновей Панду вместе с Кришной и Сатватами, я отдам Дурьйодхане всю Землю, лишенную терниев».
Крипа сказал:
32—37 Мною не может быть принята во внимание твоя бессвязная болтовня, выдающая твои намерения, о сын суты, когда ты говоришь пренебрежительно об обоих Кришнах и царе справедливости — Пандаве! Несомненна ведь там победа, о Карна, где Кришна и Пандава, оба искушенные в битве. Они непобедимы в сражении даже для богов, гандхарвов и якшей, существ человеческих, змей и ракшасов, — всех облаченных в доспехи. Юдхиштхира, сын Дхармы, предан брахманам. Он правдоречив и обуздан, почитает наставников и божеств и всегда предан справедливости, особенно же он искушен во владении оружием; он одарен мудростью и он благодарен. Братья его все наделены великою силой и хорошо обучены в искусстве владения всеми видами оружия. Они всегда выказывают почтительность к старшим, мудры, всегда справедливы в своих поступках и пользуются славой. А родственники их наделены все доблестью Индры. Истые воители, они беззаветно преданы (пандавам): Дхриштадьюмна и Шикхандин и Джанамеджая, сын Дурмукхи; Чандрасена и Бхадрасена, Киртидхарман, Дхрува и Дхара, Васучандра и Дамачандра, Синхачандра и Суведхана. (122)
38—43 Также и сыновья Друпады и сам Друпада, знаток высочайшего и могучего оружия, и царь матсьев вместе со своими младшими братьями, решительно стоящий за них; Шатаника и Судашана, Шрутаника и Шрутадхваджа, Баланика и Джаяника, Джаяшва и Ратхавахана; Чандродая и Камаратха (123) и красивые братья Вираты, и оба близнеца (Накула и Сахадева), и (пятеро) сынов Драупади и ракшас Гхатоткача — все они сражаются ради пандавов. И нет поэтому для них гибели. И ведь в самом деле, всю вселенную вместе с богами, асурами и людьми, вместе с сонмами якшей и ракшасов, вместе со всеми слонами, змеями и прочими существами могут уничтожить целиком Бхима и Пхальгуна мощью своего оружия. Что же до Юдхиштхиры, то он одним лишь своим грозным взглядом может сжечь всю землю! Как же ты, о Карна, можешь отважиться победить в сражении тех врагов, ради которых Шаури, наделенный неизмеримой мощью, облачился в доспехи? Ведь это — великое безрассудство с твоей стороны, о сын возницы, ибо ты всегда рискуешь сразиться в битве с Шаури!
Санджая сказал:
44—50 После таких слов, обращенных к нему, Карна, сын Радхи, о бык из рода Бхараты, улыбаясь тогда, промолвил тоже наставнику Крипе, сыну Шарадвана: «Слова, которые тобою сказаны относительно пандавов, о брахман, все справедливы! Эти и многие другие добродетели (видны) в сыновьях Панду. Верно также и то, что Партхи непобедимы в бою даже богами во главе с Васавой и вместе с дайтьями, якшами, гандхарвами, пишачами, змеями и ракшасами. Однако, несмотря на все это, я одержу победу над Партхами с помощью дротика, данного мне Васавой! Ведь дротик этот, данный мне Шакрой, никогда не знает промаха, о дваждырожденный! При помощи его я убью Савьясачина в сражении! Когда же будет убит Пандава, то Кришна и единоутробные братья Арджуны никогда не будут в состоянии владеть Землею (124) без (помощи) Арджуны! И когда все они погибнут, Земля эта вместе с ее морями останется тогда под властью главы кауравов без всяких для него усилий, о Гаутама! (125) В этом мире все цели достигаются средствами правильной политики, — тут нет сомнения. Зная хорошо это, я потому и гремлю громогласно, о Гаутама!
51—67 Что же до тебя самого, то ты старец и брахман (по рождению), и не способен в сражении. Ты питаешь любовь к Партхам. И в ослеплении так ненавидишь меня! Если так ты будешь говорить мне снова тут неприятное для меня, о дваждырожденный, тогда, извлекши свой меч, я отрежу твой язык, о нечестивец! Ты желаешь, о брахман, восхвалять пандавов в сражении, чтобы устрашить все войска кауравов, о злонамеренный! И по этому случаю также выслушай, как подобает, слово мое, когда я буду говорить, о дваждырожденный! Дурьйодхана и Дрона, Шакуни, Дурмукха и Джая, Духшасана, Вришасена, царь мадров и ты сам тоже, Сомадатта и Бхури, (126) также сын Дроны и Вивиншати — все они, искушенные в бою, находятся здесь, облаченные в доспехи! Кто же среди врагов, даже если он обладает мощью, равной Шакре, сможет победить их в сражении? Ведь все они (названные мною) — герои, искусные во владении оружием, наделенные могучею силой и домогающиеся неба. (127) Сведущие в нравственном законе и опытные в бою, они смогли бы убить даже самих богов в сражении! Эти (герои) будут твердо стоять в бою, домогаясь сокрушения пандавов, ибо облаченные в доспехи ради главы кауравов, они жаждут его победы!
58—64 Я считаю, что победа зависит от судьбы, даже в отношении людей наиболее могучих. Когда могучерукий Бхишма лежит, пронзенный сотнею стрел, также Викарна и Читрасена, Бахлика и Джаядратха, Бхуришравас и Джая, Джаласандха и Судакшина, а также Шала, наилучший из воинов, сражающихся на колесницах, и Бхагадатта, исполненный могущества, — когда эти и многие другие цари, труднопобедимые даже богами, герои все, еще более сильные, (чем пандавы), (лежат) на поле брани, убитые пандавами, что ты думаешь об этом иное, кроме вмешательства самой судьбы, о низкий из людей? И что же до тех, коих ты постоянно восхваляешь, — врагов Дурьйодханы, о дваждырожденный, то и среди них храбрейшие воины убиты сотнями и тысячами! Все войска и кауравов, и пандавов иссякают неуклонно. Я не вижу в этом нисколько могущества пандавов! С ними, которых ты всегда считаешь столь могучими, о низкий из дваждырожденных, я постараюсь, в меру крайних своих сил, сразиться в битве ради блага Дурьйодханы! Что же до победы, то она зависит от судьбы!»
Так гласит глава сто тридцать третья в Дронапарве великой Махабхараты.


Глава 134
1 Санджая сказал:
Увидев дядю своего по матери, (128) так грубо оскорбленного сыном возницы, отпрыск Дроны, извлекши меч свой, стремительно ринулся на последнего.
Ашваттхаман сказал:
2 Смотри, о Карна, злоумышленный, (что я сделаю тебе) сегодня! Погоди, о низкий из людей! Сейчас я снесу тебе голову с туловища, о злонравный!
Санджая сказал:
3 И когда он стремительно обрушивался (на Карну), его удержали сам царь Дурьйодхана, о великий царь, и Крипа, наилучший из двуногих.
Карна сказал:
4 Сей брахман, низкий из всех и злонравный, (считает себя) храбрым и восхваляет битву! Отпусти его, о превосходнейший из рода Куру! Пусть он столкнется с моею мощью!
Ашваттхаман сказал:
5 Эту (вину) твою, о сын суты, мы прощаем тебе, о злонамеренный! Однако эту возгоревшуюся спесь твою Пхальгуна собьет с тебя!
Дурьйодхана сказал:
6—8 О Ашваттхаман, успокойся! Благоволи простить, о милостивый! Право же. не следует тебе никак возбуждать гнева против сына возницы! Ведь на тебе, на Карне и Крипе, на Дроне, на царе мадров и сыне Субалы лежит великая обязанность! (129) Успокойся же. о лучший из брахманов! Вон приближаются все войска пандавов, желая сразиться с сыном Радхи! Ведь они подступают, о брахман, вызывая нас со всех сторон!

9—16 Санджая сказал:
Карна тоже, первейший из воинов на колесницах, наделенный великой доблестью, окруженный выдающимися воинами среди кауравов, словно Шакра — сонмами богов, стоял в ожидании, преисполненный скрытой мощи, натянул свой лук и полагаясь на силу своих собственных рук. И произошла тогда битва между разгневанным Карной и пандавами, о великий царь, оглашаемая громкими львиными кличами. И тут пандавы, о царь, и панчалы, овеянные славой, увидев Карну могучерукого, подняли громкий шум. крича: «Это Карна! Откуда взялся Карна в этой свирепой битве? Стой, о Карна! Сразись с нами, о злодушный, о низкий из людей!» Другие же при виде сына Радхи говорили, с глазами, красными от гнева: «Пусть этот высокомерный сын возницы, с коротким умом, будет убит царями-тиграми, всеми вместе! Нет ему смысла жить! Сей муж зловредный всегда чрезвычайно враждебен к Партхам! Послушный мнению Дурьйодханы, он ведь есть корень всех бед! Убейте его!» — так восклицая, кшатрии, могучие воины на колесницах, побуждаемые сыном Панду, (130) ринулись на него, покрывая сына суты густым ливнем стрел с целью убить его.
17—24 Но увидев всех могучих воинов на колесницах, так обрушивающихся на него, сын суты не дрогнул (131) и не почувствовал ни малейшего страха. И в самом деле, при виде того необычайного моря войск, напоминающего целый город, доброжелатель (132) твоих сыновей, могучий и преисполненный великой силы, непобедимый в сражениях, действуя стремительно, принялся тучами стрел сдерживать то войско со всех сторон, о бык из рода Бхараты! Тогда и партхи стали сдерживать его ливнями стрел. Потрясая сотнями и тысячами своих луков, они сражались с сыном Радхи, как (некогда) сонмы дайтьев сражались с Шакрой. Однако тот ливень стрел, вызванный властителями земли со всех сторон, Карна рассеял густым потоком своих собственных стрел, о владыка! И битва та, происходившая между ними, где каждая сторона жаждала противодействовать подвигу другой, напоминала сражение между Шакрой и данавами во время великой битвы, (происходившей некогда) между богами и асурами. Ловкость рук сына возницы, которую мы наблюдали там, была столь удивительной, что все его враги, хотя и ревностно прилагали усилия, не могли одолеть его в бою. Отразив те тучи стрел, выпущенные (вражескими) царями, тот могучий воин на колеснице, сын. Радхи, послал свои острые стрелы, обозначенные его собственным именем, в ярма и дышла, в зонты и знамена и в коней (своих врагов).
25—28 И вот цари те, жестоко мучимые Карной и охваченные замешательством, стали блуждать там и сям, подобно стаду скота, мучимому холодом. Целые груды околевающих коней, слонов и воинов, сражавшихся на колесницах, видели мы повсюду там поверженными Карной. Вся земля там, о царь, была усеяна кругом упавшими головами и руками героев, неотвращающихся от битвы. Из-за убитых, убиваемых и вопящих отовсюду (воинов) поле битвы приобрело страшный вид, подобный городу Вайвасваты. (133)
29—34 Тогда царь Дурьйодхана, видя отвагу Карны, направился к Ашваттхаману и сказал ему такие слова: «Сей Карна, облаченный в доспехи, сражается в битве со всеми (вражескими) царями. Смотри, это (вражеское) войско, изматываемое стрелами Карны, обращается в бегство, подобно полчищу асуров, сокрушенному Карттикеей! Увидев войско свое побежденным в сражении мудрым Карной, вон приближается сюда Бибхатсу с желанием убить сына возницы! Пусть будет принят поэтому такой образ действий, чтобы Пандава не смог убить в сражении на наших глазах сына суты, могучего воина на колеснице!» После (таких слов, обращенных к ним), сын Дроны и Крипа, Шалья и сын Хридики, могучий воин на колеснице, увидев Каунтею, приближающегося (к ним), будто Вритра — к войску богов, выступили все против Партхи, чтобы вызволить сына возницы.


....

46—52 Подступая друг к другу, те оба могучих лучника, о царь, каждый жаждя противодействовать подвигу другого, продолжали покрывать ДРУГ друга ливнями стрел. И та битва, которая происходила между Карной и Пандавой, была весьма необычайной, подобно схватке двух диких слонов, разъяренных борьбою из-за слонихи в периоде ее течки. Тогда Партха, могучий лучник, видя отвагу Карны, с большим проворством рассек лук его у самой рукоятки. И четырех его коней он отправил в обиталище Ямы стрелами с серповидным острием. И тот усмиритель врагов также снес с туловища голову вознице Карны. Затем Партха, отпрыск Панду, пронзил его, чей лук был рассечен и чьи кони и возница убиты, четырьмя стрелами. Но тот бык среди людей, мучимый так стрелами, быстро соскочив с колесницы, лишенной коней, поспешно взошел на колесницу Крипы.

Вообще-то не так много времени прошло, видно даже по номерам стихов. :eyebrow:

Хотел найти классические иллюстрации конфликта Карны с Крипой или Ашваттхамой, но нашел только кучу Бхим, заваливающих слонов.
Так что вот вам Ашваттхама красивый

@темы: Махабхарата, Кауравы, Карна, Дурьодхана, Ашваттхама

Комментарии
2016-06-10 в 15:30 

Винтовка Мосина
Jasherk, спасибо, друг!
:beg: :beg: :beg:

тебе хорошей погоды и дождей в меру (чтоб не пыльно, но и не слякотно)

2016-06-10 в 15:37 

Jasherk
Солдат замужем
Винтовка Мосина, мне бы только тепло было бы. А то замерзаю на фиг.

Выше повесил Арджуна VS Юдхиштхира

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Махабхарата

главная