Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:49 

"Космическая Махабхарата от Ненены" ГЛАВА ШЕСТАЯ. ГУРУДАКШИНА. Часть первая

Jasherk
Солдат замужем
Автор: Nenena
Оригинал: www.fanfiction.net/s/3764123
Перевод: Jasherk
Бета: Мурчик
Название: Mahabharat Story, или Космическая Махабхарата, в нашем варианте
Фэндом: Махабхарата
Персонажи: царская семья Куру, пандавы, Карна, царская семья Панчала, семья Дроны, Шалья и т.д.
Жанр: эпик, фантастика, драма, романс, приключения, ангст (пожалуй, все виды, кроме детектива, порно и туалетного юмора)
Рейтинг: G
Правовая оговорка: герои принадлежат Ведавьясе Двайпаяне Кришне
Примечания автора: если хотите узнать больше, почитать список персонажей и глоссарий имен, то, пожалуйста, заходите на mahastory dot livejournal dot com.
С любовью и огромной благодарностью Neeti и Steelehearts за бетаридинг.
Буду искренне благодарна за комментарии и фидбек. Спасибо за то, что читаете!

Предыдущая часть: mahabharatafan.diary.ru/p208901268.htm

ЧАСТЬ ШЕСТАЯ. ГУРУДАКШИНА.
Пока Дрона обучает Арджуну брахмаастре, Дурьодхана позвал Ашваттхаму выпить вместе чаю.

________________________________________
Арджуна услышал звон разбивающегося стекла и женский крик на другом конце двора. Он поморщился и опустил лук.
Дрона прищурился и всмотрелся вдаль.
- Мне что-то не верится, что ты попал в цель, - сухо заметил он.
- Без шуток, - лук растворился в руках Арджуны.
Дрона резко повернулся к нему.
- Мы еще не закончили.
- Нет, мы закончили, - прорычал Арджуна глядя через вытянутый в длину двор на мишень, едва заметную в дальнем его конце. Он не мог попасть. Целый месяц он не мог в нее попасть. А этот плебей, который бросил Арджуне вызов на состязаниях, мог. – Я больше не хочу сегодня тренироваться, - объявил Арджуна, искренне надеясь, что его голос звучит достаточно авторитетно и властно.
- А я считаю, что ты можешь сделать сегодня намного больше. Особенно если немного сконцентрируешься и перестанешь все время думать кое о ком…
- А какой в этом смысл? – возмутился Арджуна, сердито топнув ногой. – Вы обещали мне, что сделаете меня величайшим лучником на свете…
- Да, и до сих пор так и не выполнил свое обещание, - Дрона бесстрашно посмотрел на Арджуну. – А если ты так одержим тем, чтобы сравнивать себя с этим сыном оружейника, то хочу тебе напомнить: ты вполовину младше его. Твое обучение еще не завершено. И у тебя есть учитель, а у него явно нет. Ты превзойдешь его уверенно и быстро, если перестанешь вести себя, как… - Дрона замолчал и сжал губы. Потом нахмурился, явно выбирая слова, и, наконец, сказал: - как избалованный тинэйджер.
- Вы МОЙ священник, - прошипел Арджуна. – Проявляйте уважение к Вашему принцу или я…
- Иди за мной, - перебил его Дрона, полностью игнорируя невысказанную угрозу Арджуны. Он уже шагал через двор к проходу в дворцовые коридоры. – Есть кое-что, что я хочу показать тебе.
Арджуна проглотил свой благородный гнев и неохотно пошел за ним. «Лучше бы это оказалось что-то стоящее», - подумал он, мрачно глядя в спину Дроне. – «Потому что Вы - моя собственность». Арджуна резко потряс головой, вдруг вспомнив, что Друпада когда-то думал точно также.
Дрона привел Арджуну на нижние уровни дворца, и оттуда в другой сад, где мистер Дхаумья и Ашваттхама сидели в позе лотоса, оба обнаженные до пояса, с закрытыми глазами и расслабленными руками, и медитировали на берегу рукотворного ручейка.
Мистер Дхаумья не шевельнулся, а вот Ашваттхама повернулся к ним, как только его отец ступил во дворик, медленно открыл глаза и улыбнулся им. Потом встал и пошел им навстречу. Арджуна еще удивился, как его друг, который целыми днями корпел над религиозными книгами или медитировал сидя в позе лотоса, оставался таким подвижным, мускулистым и жилистым. К тому же Ашваттхама совершенно не загорал, оставаясь все таким же бледным, несмотря на то, что мог часами вариться под прямыми лучами полуденного солнца. И веснушки все так же ярко выделялись на его бледных щеках.
- Папа! – воскликнул он.
Дрона остановился в шаге от своего сына.
- Мы вам не помешали? – спросил он.
- Нет. Я знал, что ты идешь сюда, и испросил разрешения ответить тебе, - Ашваттхама низко поклонился своему отцу. Странный голубоватый знак у него на лбу был отчетливо заметен в лучах утреннего солнца. Отметины девакин на спине и шее поблескивал под тонким слоем пота. – У тебя ко мне просьба, да?
- Да, - Дрона тоже поклонился своему сыну. – Я хочу, чтобы Арджуна попробовал сразить тебя.
У Арджуны упала челюсть, когда он это услышал, но Ашваттхама просто кивнул головой и сказал:
- Хорошо, - он отбежал довольно далеко вдоль ручейка в противоположную сторону от того места, где сидел мистер Дхаумья, кажется, полностью безразличный к происходящему вокруг него. – Так достаточно? – крикнул Ашваттхама.
- Еще немного дальше, - Дрона повернулся к Арджуне, пока его сын отбежал еще дальше от них. – Призови свой лук, - приказал он. – Можешь использовать любую божественную стрелу, какую захочешь. Лучше целься в сердце. Это единственный способ поразить моего сына.
Арджуна уставился на своего учителя, широко распахнув глаза. Наконец, он с трудом сумел сказать:
- Вы с ума сошли?! – собственный голос прозвучал сипло и незнакомо. – Я не могу…
- А я и не думаю, что ты сможешь, - ответил Дрона, лукаво блеснув глазами. – Твой лук не ровня моему сыну.
- Так достаточно? – крикнул совсем издалека Ашваттхама.
- Вы хотите, чтобы я стрелял в него?! – крикнул Арджуна гневно и растерянно. – Посмотрите на него! Он безоружен и совершенно беззащитен. Да на нем даже рубашки нет!
- Более того, - радостно продолжил Дрона, - мой сын поклялся никогда не прикасаться к оружию и никогда не причинять вреда ни единому человеческому существу. И все же, - добавил Дрона довольно, - я уверен, что ты скоро обнаружишь, что он далеко не беззащитен. Или ты думал, что я оставлю моего сына без нужных умений, чтобы защитить себя?
Арджуна посмотрел на Дрону долгим, долгим взглядом.
- Ты мне доверяешь? – спросил Дрона.
Арджуна задумался над этим вопросом. Потом посмотрел вдоль берега ручья туда, где стоял Ашваттхама, расслабленно опустив руки и выжидающе глядя на Арджуну. Арджуна напрягся и напомнил себе, сколько раз он видел, как Ашваттхама и его отец общались друг с другом по-панчальски и смеялись, сколько раз он наблюдал за ними, терзаемый беспомощной ревностью в своем сердце. Мистер Дрона никогда не будет так заботиться об Арджуне, как он заботится о своем сыне. И Арджуна был точно уверен, что мистер Дрона никогда бы добровольно не подверг Ашваттхаму опасности.
- Хорошо, - очень тихо сказал Арджуна, Гандива вспыхнул в его руках изгибом молнии и дождя. Арджуна поднял свой лук, призвал стрелу и взглянул вдоль берега речушки. Он нацелил смертоносное острие стрелы между левым соском Ашваттхамы и центром его груди. – Стреляю! – прошептал он, больше в качестве молитвы Шиве и Индре, нежели как предупреждение.
Тетива Гандивы мелодично зазвенела, и стрела устремилась над водой к своей цели.
Ашваттхама закрыл глаза и безмятежно сложил ладони перед грудью. Стрела зашипела, мигнула и растаяла, так и не достигнув его.
Испуганный Арджуна опустил лук:
- Как ты это сделал?
Дрона засмеялся и сказал:
- Попробуй еще раз.
Арджуна напряг подбородок и снова поднял свой лук. На этот раз на тетиве его лука сверкнула стрела из молнии. Арджуна выстрелил, но Ашваттхама поднял руку и остановил стрелу рукой, буквально на волосок от своей ладони. Стрела задрожала в воздухе, затрещала и исчезла в ослепительной вспышке.
- Еще раз, - повторил Дрона. – Не сдерживай себя.
Арджуна выпустил три произвольно выбранных стрелы. И все они растаяли в воздухе перед Ашваттхамой. Тогда Арджуна выстрелил стрелой, превращающейся в полете во множество стрел, но снова ни одной из них не удалось достичь Ашваттхамы.
Поскольку от обычных стрел не было никакого толка, Арджуна сжал зубы и призвал астру. Он прошептал слова нужной мантры и прицелился себе под ноги. От его выстрела земля крупно задрожала. Ашваттхама, наконец, открыл глаза, вроде бы даже немного удивился, почувствовав, как почва вздыбилась горбом прямо под ним. Он прыгнул вверх за миг до того, как острые каменные шипы вырвались из-под земли. Но через миг шипы так же исчезли, смытые потоком воды, который Ашваттхама призвал с помощью собственной мантры. Тоже астра, по сути, но не считающаяся оружием, не направленная против живых существ.
Ашваттхама повернул голову и сказал Арджуне:
- Ты не единственный, кто владеет астрами!
Арджуна наконец опустил свой лук, разочарованным выдохом признав свое поражение. Оружие исчезло из его рук.
- Хорошо, я проиграл, - он посмотрел на Ашваттхаму, идущего к ним обратно по берегу ручейка. – Тебя мистер Дхаумья обучил этой водяной астре?
- Нет, - ответил Дрона за своего сына, - он научился ей от меня. – Дрона мрачно посмотрел на Арджуну. – Священники владеют множеством умений, недоступных даже воинам из царских семей. Мы же, священники ордена Аджагава, знаем больше всех. Нам известны все способы, которым можно защитить себя – и других – от асуров.
Ашваттхама остановился перед своим отцом, поклонился, а потом не говоря ни слова никому из них, вернулся к мистеру Дхаумье, сел рядом с ним и вернулся к своей прерванной медитации. Арджуна заметил, что мистер Дрона проводил своего сына глазами, и изо всех сил постарался перестать мечтать, чтобы мистер Дрона хоть когда-нибудь посмотрел на него с таким же теплом во взгляде.
Наконец, мистер Дрона повернулся обратно к Арджуне и сказал:
- Мой отец обучил меня всем секретам ордена Аджагава. Я, в свою очередь, должен был бы передать эти секреты своему сыну. Но Ашваттхама… - Дрона помрачнел и явно огорчился. Несколько минут он молчал, и Арджуна не знал, что сказать. Он боялся даже попытаться заговорить с Дроной сейчас. Но потом мистер Дрона продолжил: - Все вышло не так, как я рассчитывал. Шива даровал мне сына, но моему сыну строго запрещено когда-либо стать одним из ордена Аджагава. Теперь мне некому передать секреты моего отца. – Мистер Дрона повернулся к Арджуне, глядя куда-то в пустоту. – Многие годы я не мог понять решения господа Шивы, я не понимал, почему… Но теперь, мне кажется, я начал понимать. – Дрона улыбнулся самому себе. –Я знаю множество тайн, которым я могу обучить моего сына, не нарушая его клятвы не причинять никому зла. Сегодня ты видел лишь малую часть того, что он умеет. Но мне известно еще много тайных умений… - Дрона сбился, моргнул, а потом посмотрел на Арджуну. – Я обучу им тебя, - сказал он.
Арджуна нервно сглотнул.
- Я обучу тебя всему, - прошептал Дрона, и его голос был глухим и тяжелым, когда он дал это обещание, будто бы отягощенным сознанием греха. – Все секреты, запрещенные к разглашению вне династии ордена Аджагава. Я передам их тебе, несмотря на то что ты мне не сын. Даже если бы мой собственный отец запретил мне совершать этот грех…
- Нет, - быстро сказал Арджуна. – Не надо!
- Я должен, - холодно возразил Дрона. – Только так ты сможешь когда-либо превзойти этого простолюдина – этого плебея, посланного демонами, чтобы подорвать твою веру в себя, - прошипел он. – Я научу тебя тому, чего он не может знать. Я так решил. И я должен сделать это для тебя.
Арджуна долго молчал, не зная, что ответить. Наконец, он посмотрел на своего учителя и сказал:
- Спасибо.
Хотя на самом деле он не был пока так уж уверен, стоит ему быть благодарным или нет.
________________________________________
II.
Было уже довольно поздно, когда Арджуна вернулся в свои покои, совершенно усталый и разбитый. Или, точнее говоря, он покинул мистера Дрону и как раз направлялся в сопровождении нескольких извечных телохранителей к себе, спотыкаясь о ковры, потирая усталые предплечья и истертые до мозолей пальцы, когда его мирный путь домой был неожиданно и грубо прерван.
На самом деле прервал его Дурьодхана, который внезапно вышел из-за угла и чуть не врезался в своего кузена.
- Арджуна, - воскликнул он и нетерпеливо добавил. – Ты вообще смотришь, куда идешь?
Арджуна поднял голову и возмущенно сверкнул глазами на своего двоюродного брата. Он так до сих пор и не простил Дурьодхане того, что он настроил толпу против него на состязаниях месяц назад. Арджуна уже открыл было рот, чтобы как-нибудь желательно поязвительней огрызнуться в ответ, но растерялся. Взгляд Арджуны скользнул за плечо Дурьодханы, его глаза расширились, он побледнел, и в то же время красные пятна гнева вспыхнули у него на щеках.
- Что, - прошипел Арджуна сдавленным голосом, - что ОН здесь делает?!
- Карна состоит при моем дворе, - ответил Дурьодхана, отступая в сторону, чтобы не заслонять Карну, следовавшего за ним со старательно нейтральным выражением лица. Арджуна не удержался и отступил на шаг. – У него столько же прав находиться здесь, как и у тебя, - сказал Дурьодхана.
Пару мгновений Арджуна стоял на месте, крепко сжав кулаки, что-то у него в горле скручивалось, будто взбешенная змея стягивала кольца перед броском. Дурьодхана фыркнул:
- Послушай, Арджуна, ну не можешь же ты серьезно быть таким ребенком? Я думаю тебе нужно просто извиниться за то, что ты обидел и меня, и ценного члена моей команды.
- Ах, ты ж сукин…
Карна неожиданно шагнул вперед Дурьодханы, и в яростной вспышке пламени в его глазах Арджуна увидел сияние его боевого лука.
- Да ты, наглый мальчишка! – зарычал он. – Как ты смеешь оскорблять Его Высочество?!
- Запросто, - ответил Арджуна, сам понимая, что ответ получился так себе, но ему было сложно сконцентрироваться на том, чтобы остроумно уесть их, одновременно призывая Гандиву. Она просияла, как иссиня-черная громовая тень, стараясь поглотить мраком своих грозовых туч белый жар лука Карны. – Если ты…
В тот же миг Дурьодхана оказался между ними.
- Опусти лук, ты, идиот, - зашипел он на Арджуну. Потом повернулся к Карне и, положив руку ему на плечо, мягко сказал: - Успокойся. Это не стоит того.
Карна медленно кивнул и его лук растаял в воздухе. Но Арджуна не опустил Гандиву. Он сжал зубы и без единого слова прошел мимо Дурьодханы и Карны, сдавливая свое оружие с такой силой, что у него побелели костяшки. Телохранители поспешно устремились за ним.
________________________________________
III.
Дурьодхана наклонился и сорвал один из разноцветных, как радуга, водяных цветов в пруду у его ног. Он поднял его, любуясь в вечернем освещении его расцветкой, удивляясь его приятному запаху, шелковому ощущению лепестков у себя на ладони.
- Это кажется совершенно реальным, - сказал он.
- Спасибо, Ваше Высочество, - Юютсу низко склонился в знак благодарности.
- Все это, я имею в виду, - сказал Дурьодхана, повернув голову, чтобы окинуть взглядом сад вокруг него: кристально чистый пруд с рыбками и плавучими цветами, кусты, усыпанные фруктами, чистое небо над головой. Где-то вдалеке пели птицы, было слышно жужжание насекомых, переносивших пыльцу над прудом с одного цветка на другой. – Пока что это лучшее из всего, что ты создал.
- Спасибо, - снова повторил Юютсу. Они были наедине в том, что мгновения назад было покоями Дурьодханы, но теперь превратилось в неземной красоты сад. – Все это лишь иллюзия, - скромно сказал Юютсу.
- Я не был бы так в этом уверен, - ответил Дурьодхана и сорвал один из фруктов с ближайшего куста. Он никогда в своей жизни не видел таких плодов: красных и совершенно круглых, покрытых тончайшей прозрачной кожицей, которую можно было легко прокусить зубами. Что он и сделал. – Ты же сам знаешь, - сказал он, вытирая сок, брызнувший ему на подбородок, – я сейчас должен стоять прямо посредине моего компьютерного стола. Но это не так. – Он задумался, а потом добавил. – Впрочем, мне бы не хотелось, чтобы ты убрал свою иллюзию прямо сейчас.
Юютсу издал горлом слабый взволнованный звук.
- Это опасно, - сказал он и показал на фрукт в руке Дурьодханы. – Я даже не представляю, откуда это все берется. Я никогда не видел, чтобы кто-то делал подобное раньше. Но я это сделал, - он задрожал.
Дурьодхана беспечно откусил еще кусок неведомого фрукта. На вкус он был сладкий и сочный. Дурьодхане понравилось.
- О чем ты так переживаешь? – спросил он с полным ртом. – Нас защищают сами боги. Они наделили нас даром и не допустят, чтобы с нами что-то случилось.
- При всем моем глубочайшем уважении, Ваше Высочество, я же по сути…
- Действовал вслепую? – Дурьодхана подмигнул Юютсу. – И что с того?
Юютсу нервно грыз губы, кажется, сам этого не замечая.
- Я не видел никаких следов тех людей-теней, которых вы прогнали, Ваше Высочество, с той самой ночи. И я согласен с Вами в том, что им нельзя доверять. Но в то же время… мне было спокойнее, когда они подсказывали мне, что делать…
- Юютсу, - Дурьодхана сунул остатки фрукта себе в рот. – Не будь таким трусом, - фыркнул он. – Они же как раз и добиваются того, чтобы ты так думал.
Юютсу поморщился, явно задетый.
Дурьодхана заметил это и вздохнул.
- Послушай, прости меня. Ты не трус, ты просто… просто продолжай работать над этим, ладно?
- Конечно, Ваше Высочество.
- Это дар богов. Здесь нечего боятся и нечего стыдиться. Это же просто как… Это просто как астры, которыми владеют жрецы из Высшего совета. Вот и все. Нельзя сказать, чтобы это было неслыханно, чтобы люди вроде нас могли владеть подобными силами.
Но Юютсу отчаянно затряс головой.
- Для использования астр требуется знание священных слов, - сказал он. – Нужны специальные мантры. Заклинания. Но Вы и я можем создавать разные вещи не используя никаких слов. И я точно уверен, что обычная астра никогда бы не создала ничего подобного…
Дурьодхана подошел обратно к Юютсу и сказал:
- Ну, хватит.
- Хорошо, - Юютсу закрыл глаза, и иллюзия исчезла. Они снова стояли в покоях Дурьодханы.
Дурьодхана взглянул на свой компьютер и мельком отметил, что тот начал перезагружаться, хотя был включен и спокойно работал на тот момент, когда Юютсу создал свою иллюзию. Интересно. Дурьодхана потянулся, подняв руки над головой, прошел к своему стулу и грациозно опустился на него. Облизнул губы, все еще чувствуя на них вкус загадочного фрукта Юютсу. Дурьодхана потер лоб рукой и подумал, а смог бы он сам создавать такие чудеса. Надо будет попробовать, когда он останется один, после того, как Юютсу уйдет. Иногда Дурьодхану возмущало, что Юютсу лучше него умел управляться их общим даром, но потом он вспоминал, что Юютсу, в конце концов, его человек, так что ему не стоило слишком волноваться об этом.
- Ваше Высочество? – спросил Юютсу.
- Да, вот еще, - Дурьодхана встряхнул головой и выпрямился в кресле. – Я хочу попросить тебя об одной услуге.
- Все, что пожелаете.
- Это касается Карны, - сказал Дурьодхана и задумчиво постучал себя пальцем по подбородку. – Я хочу, чтобы ты выяснил, кто обучал его обращаться с его божественным луком, и где сейчас находится этот человек.
- Ваше Высочество? – снова спросил Юютсу.
- Этот сумасшедший панчальский жрец набирает темпы натаскивая Арджуну против меня. Я так и вижу, как работают у него мозги, - Дурьодхана поморщился. – Не хочу, чтобы Карна слишком расслаблялся. - Дурьодхана еще не хотел, чтобы Карна каждый вечер целый час болтал по комму со своим отцом, или каждое утро купался голым в реке возле дворца. Но Дурьодхана уже начал понимать, что существует определенный лимит того, что он может просить Карну делать или не делать.
Юютсу посмотрел в пол, потом несмело поднял глаза на Дурьодхану.
- Мне кажется, Вам не стоит говорить о принце Арджуне, как о своем враге, - очень тихо сказал он.
Дурьодхана одним рывком поднялся со своего места.
- Так, что это сейчас было? – резко спросил он.
- Я…
- Я отдал тебе приказ, Юютсу. У тебя имеются какие-то возражения?
Юютсу с минуту молчал. Потом, все также не решаясь смотреть Дурьодхане в глаза, он набрал в грудь воздуха и сказал:
- Нет.
- Отлично. Можешь идти в таком случае.
Юютсу поспешно удалился, и Дурьодхана снова рухнул в кресло и застонал. У него ноги болели. Он не присел ни разу за целый день, и ему еще о стольком надо было подумать. Он был уверен, что Дед Бхишма все так же хранил в секрете свое намерение отдать трон Дурьодахны Юдхиштхире, потому что его отец по-прежнему пытался воспрепятствовать этому. Но Дурьодхана хорошо понимал, что его отец и Дед Бхишма не могут вечно заниматься перетягиванием каната. Дурьодхане действительно стоило укрепить свои позиции. Если ему придется…
Если ему придется что сделать? Что именно? Отобрать свой трон силой?
Дурьодхана постучал себя пальцем по губам и задумался. У него был его лед, но лед был бесполезен, так как нельзя было позволить кому-либо узнать, что Дурьодхана умеет использовать подобные вещи. У него был Юютсу, но Юютсу был слишком мягким и нерешительным, чтобы ему можно было полностью доверять. Конечно, Юютсу не посмел бы ослушаться Дурьодхану, но в то же время он был слишком труслив, чтобы доверить ему по-настоящему грязную работу, если потребуется. Еще у Дурьодханы был Карна, но принц уже начал сомневаться, не совершил ли он ошибку короновав Карну на арене состязаний. Бесспорно, этим он добился того, что Карна был не просто верен, но еще и обязан ему. Но сделав так, он потерял доверие Арджуны. И это беспокоило его. Но еще больше Дурьодхану беспокоило то, что своим решением он оскорбил сумасшедшего панчальского жреца и его сына. И это было ошибкой. Дурьодхана уже давно внимательно наблюдал за Ашваттхамой при любой удобной возможности. Этот юноша мог бы стать ему сильным союзником, и его вполне реально было приучить. Но вот только он был целиком и полностью очарован Арджуной.
Дурьодхана потер лоб и застонал: «Да что я вообще за планы здесь строю?»
Он сам хотел бы это понимать.
________________________________________
IV.
Для Арджуны следующие несколько месяцев пролетели очень быстро. Мистер Дрона больше не выбирал, чему обучать Арджуну, а чему нет. Ежедневно принц засыпал вечером с руками, гудящими от усталости после непрерывного сгибания лука, с головой, полной новых мантр. Арджуна понимал, что мистер Дрона нарушал какие-то свои священные правила, передавая эти знания Арджуне, который не был его родным сыном, но Арджуне было приятно об этом думать, хотя и стыдно. Потому что это значило, что мистер Дрона очень любил его. Это значило, что он был для мистера Дроны как сын.
Постепенно месяцы растянулись на годы. Арджуна неустанно учился и тренировался. Он учился сражаться голыми руками и ногами, огнем, водой, ветром, молниями.
Перед самым рассветом Арджуна и Ашваттхама сидели на обрыве над великой рекой Ганга, огибавшей дворец с одной стороны и впадавшей в океан рядом с ним, когда Арджуна впервые попробовал речную астру. Он прошептал нужные слова – как ему казалось, те самые нужные слова – и выстрелил в землю перед собой. Почва разверзлась у него под ногами, и поток бурлящей коричневой жижи и помоев выплеснулся из травы, устремился через край обрыва и обрушился в реку внизу.
- Близко, - сказал Ашваттхама, наблюдая за потоком жидкой грязи, бегущим перед ними и срывающимся затем с обрыва. – Правда, предполагалось, что вода будет исключительно чистой.
Арджуна тоже посмотрел на то, что бурлило возле его ног и сказал:
- В следующий раз у меня получится, как надо.
- Мне кажется, - начал Ашваттхама, но прервал себя, услышав крики внизу. Они с Арджуной наклонились над краем обрыва, и Арджуне пришлось зажать себе рот рукой, чтобы удержаться от смеха.
Карна смотрел на них обоих снизу, стоя обнаженным по пояс в реке. Кучка слуг и служанок, пришедших к нему с прошениями, в ужасе сгрудилась на берегу, наблюдая, как он смотрит наверх, на обрыв. Встающее солнце просияло, ярко отразившись в его золотых серьгах. Карна вытер ладонью грязь с лица и зарычал на них:
- Вы двое!
- Простите, - скорее поспешил извиниться Ашваттхама, пока рядом с ним Арджуна сгибался пополам, закрывая себе рот уже обеими руками, чтобы не разразиться смехом. – Мы очень сожалеем! Мы забыли…
- Детишки, - фыркнул Карна. Он отвернулся от них, ополаскивая чистой речной водой свои испачканные волосы и плечи. – У меня нет времени на то, чтобы отвечать на тупоумные выходки парочки малолеток.
- Я не ребенок!!! – неожиданно огрызнулся Арджуна, бросаясь к краю обрыва, все следы недавнего веселья исчезли из его голоса.
Карна ничего ему не ответил. Он повернулся спиной к утесу и смотрел на восходящее солнце, сложив ладони в молитве. Публика на речном берегу тоже поклонялась солнцу, отвернувшись от Арджуны.
Арджуна тихо закипел. Ашваттхама сжал руку Арджуны и увел его с утеса.
- Пойдем, - сказал он. – Отец уже ждет нас.
- Я не могу этого выносить, - прошипел Арджуна, следуя за Ашваттхамой обратно во дворец. – Я не могу выносить ЕГО нигде поблизости. Он думает, что он настолько лучше меня…
- Ваше Высочество, - осторожно сказал Ашваттхама, - если судить по результатам состязаний по стрельбе, он действительно существенно превосходит Вас.
- Нет, это не превосходит! – крикнул Арджуна, яростно вырвав свою руку у Ашваттхамы. – Нет, ммм, больше точно нет! Нам просто нужен матч-реванш!
Ашваттхама очень грустно посмотрел на Арджуну.
- Ваше Высочество, гнев и зависть не подобают такой душе, как Ваша.
Арджуна уставился на Ашваттхаму.
- С чего это ты вдруг ударился в мистику?
- Мистика здесь не причем, - терпеливо ответил Ашваттхама, скрещивая руки на груди. –Просто я устал слушать, как ты все время ноешь, и хочу увидеть, как ты снова будешь вести себя, как взрослый. - Он безмятежно закрыл глаза. – Вот и все.
- Я могу приказать казнить тебя за то, что ты мне хамишь.
Ашваттхама открыл один глаз и лукаво посмотрел на Арджуну:
- Клёвый ты друг.
Арджуна топнул ногой по траве и нахмурился.
- Это больше не имеет значения, - сказал он наконец. – Я знаю, что я сильнее, чем этот Карна. Я сильнее всех.
- И как же ты об этом узнал? – удивленно спросил Ашваттхама.
- Потому что я теперь владею самой сильной астрой на свете. Наисильнейшей! – похвастался Арджуна. – Такой сильной, что только члены ордена Аджагава могут знать ее.
Тень набежала на лицо Ашваттхамы. Потом его глаза внезапно расширились:
- Ты…
- Угум. Я знаю брахмаастру. Я ее знаю уже целый месяц. Теперь никто не сможет победить меня на состязаниях снова, - Арджуна запрокинул голову назад и засмеялся. – Хотел бы я увидеть выражение лица этого Карны, когда он…
- Я не знал, что отец обучил тебя брахмаастре, - вдруг сказал Ашваттхама.
Арджуна повернулся и быстро глянул на своего друга, но лицо Ашваттхамы было непроницаемым.
- Никто не должен об этом знать, - быстро сказал Арджуна. – Потому что это, типа, мммм, сильно запрещено, вроде как. Но я думал, что… - Арджуна сбился, не зная, как закончить.
Ашваттхама долгое время ничего не говорил. Потом посмотрел на Арджуну и сказал:
- Я уверен, отец предупредил тебя, чтобы ты слишком распространялся о том, что тебе известна брахмаастра.
- Да, предупредил.
- В таком случае, тебе стоит быть осторожней.
Арджуна сначала растерялся, а потом дружелюбно сказал:
- Но ведь все в порядке. Ничего страшного, что я рассказал тебе, ты ведь сам уже знаешь…
- Я не знаю…
Арджуна растерялся, потом спросил:
- Что?
- Я не знаю брахмаастры, - сказал Ашваттхама. Он старательно избегал смотреть на Арджуну, его голос был подчеркнуто нейтральным. – Я не могу. Брахмаастра – это оружие, а мне запрещено касаться оружия.
Арджуна замолчал. Он не понимал, почему Ашваттхама внезапно так расстроился. Брахмаастра, на самом деле, не казалась ему чем-то настолько серьезным. Мистер Дрона обучил его нужным словам, а потом сказал ему, что брахмаастра настолько могущественна, что, на самом деле, ее не следует использовать ни при каких обстоятельствах. Так что, с точки зрения Арджуны, вся эта страшная тайна была раздута вокруг совершенно бессмысленной глупости. Зачем вообще нужна мантра такой убийственной силы, чтобы ее просто нельзя было использовать? Мистер Дрона сказал ему, что брахмаастра была сдерживающим фактором, средством устрашения. Хотя опять же, что это за средство устрашения, если его для начала вообще нельзя использовать? Вдвойне глупо. Совершенно не из-за чего так сильно расстраиваться.
- Это же просто слова, - сказал Арджуна, стараясь подбодрить Ашваттхаму.
- Брахмаастра – это не просто слова, - серьезно сказал Ашваттхама. В его глазах было страдание, причины которого Арджуна не мог понять. Наконец, Ашваттхама покачал головой и снова улыбнулся. – Извини, - сказал он. – Забудь о том, что я говорил. Пошли найдем отца.
Арджуна заметил, что улыбка Ашваттхамы выглядит вымученной, но решил не заострять на этом внимания.
- Конечно, - сказал он и взял Ашваттхаму за руку. Они оба пошли обратно в направлении дворца.
________________________________________
V.
Мистер Дхаумья нашел их первым.
- Слава богам, вот ты где, - воскликнул он, заметив Ашваттхаму в одном из проходов дворца. – Возьми это, - сказал он, вываливая целую кучу священных поленьев вместе с несколькими упаковками самовозгорающегося геля в руки Ашваттхаме. – Принц Сама желает провести жертвоприношение Варуне прямо сейчас, чтобы он мог сегодня вечером заняться виндсерфингом…
- Жертвоприношение? Без Вас? – нервно спросил Ашваттхама. – Я же никогда еще не проводил такой церемонии полностью самостоятельно.
- Все будет в порядке. Лорд Бхишма вызвал меня к себе, и я не могу сейчас пойти в храм, - Дхаумья вытащил комм из своих одеяний и положил его поверх всей горы в руках Ашваттхамы. – И еще, почему то это устройство перемкнуло вчера во время вечерней аудиенции с принцем Дурьодханой. Не мог бы ты, пожалуйста, отнести его в ремонт?
- Конечно, отнесу, - Ашваттхама повернулся и подмигнул Арджуне. – Это не составит труда для ученика священника царской семьи.
Но Мистер Дхаумья не услышал этого, потому что уже убежал.
- Полагаю, мой брат Накула, - сказал Арджуна, забирая комм сверху поленницы в руках Ашваттхамы, - сможет починить это для тебя.
- Спасибо, но я не думаю, что мистер Дхаумья мечтает о комме, способном защищать себя лазерными лучами или с угрожающим уровнем радиации. К тому же, ты ведь принц. Тебе не следует выполнять поручения.
Арджуна вернул комм обратно на его опасно ненадежное место поверх кучи священных поленьев.
- Я просто хотел помочь, - сказал он.
- Спасибо, - повторил Ашваттхама, а потом также удалился вслед за Дхаумьей. Арджуна остался один и отправился к мистеру Дроне.
Когда Арджуна нашел мистера Дрону, тот, однако, держал в руке упакованную дорожную сумку и явно ждал его.
- Это тебе, - сказал он, протягивая сумку Арджуне. – И еще вот это, - он достал из кармана небольшой конверт. Арджуна взял его, открыл и достал два распечатанных листа бумаги.
- Что? – растерянно спросил он.
- Это билеты на коммерческий космический рейс, - прошептал Дрона, отводя Арджуну в сторону. Он глянул влево и вправо, чтобы убедиться, что их никто не услышит, потом наклонился очень близко к лицу Арджуны. – Твой корабль вылетает сегодня в полночь. Транспорт я уже организовал, он будет ждать тебя на нижнем уровне гаража.
- Что?
- Тебе следует уехать прямо сейчас. Я сказал твоей матери, что посылаю тебя в паломничество в леса. У тебя есть шестнадцать дней, прежде чем тебя хватятся.
- Что?
- Пришло время, - сказал Дрона и положил обе руки Арджуне на плечи, - тебе оплатить свою гурудакшину.
________________________________________
VI.
- Вообще такими вещами не положено заниматься в храмах. Пожалуй даже, в особенности, как раз в храмах, - заметил Дурьодхана, размазывая солнцезащитный крем по широкой спине Самы.
- Но вряд ли боги хотят, чтобы я подхватил рак кожи, или ты так не думаешь? - возразил Сама. Дурьодхана закончил, и Сама натянул рубашку, в то время как слуга торопливо подал Дурьодхане воду, чтобы вымыть руки. – Впрочем, это же мое жертвоприношение. Тебе не обязательно быть здесь.
- Я завел привычку не пропускать жертвоприношений, который проводят члены моей семьи, - сказал Дурьодхана и подумал: «К тому же чем больше этих чертовых церемоний я посещаю, тем выше вероятность, что когда-нибудь тот или другой бог соизволит явиться и, может быть, объяснит мне, какого хрена я могу использовать майю. Ну или что бы это ни было». Впрочем, вслух он сказал: - А где мистер Дхаумья? Он уже опаздывает…
- Мистер Дхаумья звонил десять минут назад, чтобы сказать, что пришлет вместо себя Ашваттхаму.
Дурьодхана приподнял брови. Наконец-то ему подвернулась возможность увидится с Ашваттхамой без его отца или мистера Дхаумьи, болтающихся рядом и мешающих им поговорить. Это, пожалуй, будет интересно.
Будто по сигналу тут же появился и сам Ашваттхама, не без труда балансирующий перед собой гору священных поленьев и упаковок с самовоспламеняющимся гелем.
- Простите, я опоздал, - пробормотал он, передавая необходимые принадлежности одному из младших помощников, и принялся готовить помещение храма для жертвоприношения. Затем замер, обернулся и поклонился Дурьодхане и Саме. – Ваши Высочества, - сказал он.
- Мир тебе, Ашваттхама, - серьезно ответил Дурьодхана. Ашваттхама выпрямился, кивнул и вернулся к своей работе.
Дурьодхана наблюдал за тем, как Ашваттхама устраивает основание священного костра, рассматривал те из его дева-отметин, которые были видны сзади на шее, его веснушки, такие неожиданно яркие на бледной коже и будто специально подчеркнутые его темными одеждами священника. Загадочная синеватая отметина у него на лбу ярко сияла в слабом освещении храма.
Он хорошо умел скрывать свои чувства, но все же что-то тяготило сердце Ашваттхамы. Дурьодхана был в этом уверен. Он просто чуял это.
Все интереснее и интереснее. Дурьодхана улыбнулся сам себе, не отводя взгляда от Ашваттхамы.
________________________________________
VII.
- Гуру… дакшина? – спросил Арджуна, пробуя на вкус незнакомое слово.
Дрона посмотрел на него:
- Ты же знаешь, что такое гурудакшина, верно?
Медленно Арджуна отрицательно покачал головой.
Дрона театрально вздохнул:
- Твоя плата, Арджуна. Когда ученик выбирает себе учителя, это подразумевает, что учитель имеет право требовать с него дакшину после того, как обучит его всему, чему мог. – Дрона дотронулся пальцем до кончика носа Арджуны. – Конечно, мы еще не закончили, - добавил он со своим обычным сильным акцентом. – У меня есть, чему еще научить тебя, но учитывая различные обстоятельства твоей миссии, сейчас будет самое лучшее время…
- Мне кажется, у нас, на Куру, так не принято, - заметил Арджуна. – Я никогда не слышал ни о какой дакшине раньше.
- Зато так принято на Панчале, - упрямо надавил Дрона. – Не моя вина и не моя проблема, если ты и твой народ игнорируете эту добрую традицию. Я считал, что ты в курсе.
- Значит, - Арджуна внимательно посмотрел на своего учителя, - тот раз, когда я спас Вашу жизнь, не засчитывается в качестве платы?
Дрона засмеялся.
- Вы просто прелесть, мой юный принц, - сказал он, ущипнув Арджуну за щеку. – Но, давай говорить серьезно: ты не отвертишься.
Арджуна посмотрел на билеты у себя в руке.
- Кампилья? – выдохнул он. – Ты посылаешь меня в Кампилью?! В столицу Панчала!
- Да, - сказал Дрона. – Слушай внимательно. У меня есть доверенный человек, который отвезет тебя в ангары космопорта Хастинапура. Там, оказавшись на публике, ты должен будешь принять меры предосторожности. Носи как можно больше одежды. Делай все возможное, чтобы скрыть свои дева-отметины. Их никто не должен видеть! Скрывай лицо и вообще голову, шарфами, очками, по максимуму. Используй мантру, которой я научил тебя, той которая делает тебя неприметным. Тебя не должны узнать! – Дрона достал еще документы – пластиковые карты, какие-то еще бумаги, напечатанные шрифтом, нигде не используемым на Куру, а еще деньги, каких Арджуна тоже не видел раньше. – Это все тебе, - сказал он. – Хотя они и поддельные, но проблем у тебя с ними не будет.
Арджуна посмотрел на ламинированную карту. Это был идентификатор с его фотографией и каким-то чужим именем.
- Где Вы это взяли? – спросил он.
- Я знаю нужных людей.
- Но когда на таможне увидят фотографию, меня же узнают…
- Не узнают, если ты используешь правильную мантру и затуманишь им разум, - Дрона снова полез в карман и достал оттуда длинную, очень острую на вид иглу. – Чуть не забыл. Дай мне руку.
Арджуна сглотнул, но протянул руку. Дрона вонзил острие под кожу на обратной стороне ладони Арджуны. Арджуна поморщился, но ничего не сказал.
- Это, - объяснил Дрона, убирая иглу, - позволит тебе пройти биосканеры сигнализации во дворце Друпады.
- Во дворце?! – Арджуна прижал бумаги к груди. – Вы посылаете меня во дворец к Друпаде?! Что Вы хотите, чтобы я там сделал?!
Дрона торжественно посмотрел на Арджуну.
- Я желаю, чтобы ты привез Друпаду сюда, чтобы я мог поговорить с ним. Я желаю, чтобы ты сделал это, не причиняя ему вреда. Вот такой дакшины я желаю от тебя.
На минуту Арджуна совсем растерялся, что здесь можно ответить. Он захрипел горлом, но никаких слов у него не вышло. Наконец, он выдавил:
- Но охрана…
- Они не ровня тебе.
- Сыновья Друпады…
- Они с дипломатической миссией на Мадре, оба. Вот почему, это единственное время, когда я могу послать тебя туда.
- Если Вы так сильно хотите поговорить с ним, почему бы Вам просто не попросить его…
- Я уже пытался, - резко оборвал его Дрона. – Много раз. Когда он был здесь на состязаниях. Он не пожелал слушать меня в принципе. Не захотел даже смотреть на меня, - Дрона вдруг замолчал, и Арджуна ничего не мог прочитать на его лице. Потом он сжал плечи Арджуны и яростно зашептал: - Пожалуйста. Все, чего я хочу, это еще раз поговорить с ним. Это единственный способ. Это возможно только так. Я бы не попросил тебя об этом, если бы я не… - он запнулся, и Арджуна почувствовал, что руки мистера Дроны дрожат.
Арджуна испугался. Он еще никогда не видел мистера Дрону таким раньше. Он вдруг понял, какой мистер Дрона на самом деле старый, какой хрупкий. А потом Арджуна вдруг понял, что он не может вынести того, чтобы видеть Дрону таким, больше не секунды не сможет. Поэтому Арджуна кивнул, надеясь, что выглядит он смелее, нежели ощущает себя.
- Я все сделаю, - сказал он и сжал руки Дроны, лежавшие у него на плечах. – Я сделаю это, для Вас.
«Я бы сделал это, даже если бы это не было моей гурудакшиной. Я бы сделал это просто для Вас. Вы ведь знаете это, верно? Пожалуйста, думайте так».
- Спасибо, - сказал Дрона, восстанавливая контроль над собой. Потом медленно отпустил плечи Арджуны. Замер на секунду, глядя Арджуне в лицо, и снова Арджуна не смог понять, о чем он думает, что он хочет увидеть. Но, похоже, удовлетворившись увиденным, Дрона выпрямился и прошептал еще раз: - И запомни, я сказал твоей матери, что ты медитируешь в лесу. У тебя есть шестнадцать дней. Не пытайся связаться ни с кем на Куру в течение этого времени. – Он снова протянул Арджуне багаж, а потом оглядел его с ног до головы. – Нам надо спешить, - сказал он, и повел Арджуну за собой по пустому коридору. – Водитель уже ждет тебя.
Арджуна напряг челюсть и последовал за мистером Дроной, крепко сжимая его руку.
________________________________________
VIII.
Сама уже ушел, а помощники Ашваттхамы убирали остатки жертвоприношения, когда Дурьодхана наконец смог отвести Ашваттхаму в сторону.
- Ты понадобишься мне сегодня вечером, - сказал он.
Ашваттхама поклонился Дурьодхане и сказал:
- Ваше Высочество, мистер Дхаумья дал мне множество важных заданий на сегодня…
- Я скажу, чтобы кто-нибудь выполнил их за тебя, - Дурьодхана схватил Ашваттхаму за руку и потянул его за собой туда, где их уже ждал его шофер и заведенный ховер. – Это важно.
- Зачем я Вам нужен? - спросил Ашваттхама, спотыкаясь, чтобы успеть за ним.
- Мы просто выпьем чаю, - быстро ответил Дурьодхана, - но это важно. – Он повернул голову и внимательно осмотрел Ашваттхаму. – Поскольку ты собираешься стать нашим семейным жрецом в не столь отдаленном времени, я решил, что пришло время нам с тобой посидеть и пообщаться.
Ашваттхама озадаченно посмотрел на Дурьодхану. Принц легко мог представить, о чем тот сейчас думает. Мистер Дхаумья был жрецом семьи Дурьодханы много лет, но Дурьодхана никогда бы не позвал его попить чаю и поболтать.
- Это совсем не на долго, - сказал Дурьодхана, указав Ашваттхаме на заднее сиденье ховера. – Есть кое-какие, ммм… духовные вопросы, которые я хотел обсудить с тобой.
- О, ну тогда хорошо, конечно, - Ашваттхама спокойно устроился на сиденье и положил руки себе на колени. Дурьодхана знал, что, если было что-то, в чем Ашваттхама, с его собственной точки зрения, был ассом, так это в том, чтоб давать советы.
Дурьодхана занял место рядом с Ашваттхамой, и его шофер закрыл за ними дверь.
- Жертвоприношение, которое ты провел для Самы, - начал Дурьодхана, намеренно замолчав, когда моторы ховера ожили под ними.
- Вы довольны им, Ваше Высочество? – с надеждой спросил Ашваттхама.
Дурьодхана проигнорировал сосущее чувство в желудке, когда ховер поднялся в воздух.
- Да, - медленно ответил он. – Хотя должен признать, пока я смотрел, как ты поешь гимны… могу поклясться, ты думал о чем-то совершенно другом.
Ашваттхама испугался.
- Простите меня, Ваше Высочество, - он пристыженно опустил голову.
Дурьодхана засмеялся.
- Почему ты извиняешься? Если ты чем-то взволнован, ты взволнован. Это нормально и естественно. – Он посмотрел на Ашваттхаму, но тот отвернулся и смотрел в окно ховера, избегая встречаться с Дурьодханой глазами. – Если что-то тебя так сильно беспокоит, - сказал Дурьодхана, - ты скажи. Может быть, я чем-то могу помочь тебе?
Ашваттхама опустил взгляд на свои руки.
- Было бы неприемлемо мне беспокоить Ваше Высочество моими незначительными проблемами, - аккуратно сказал Ашваттхама. «Неприемлемо» было вежливым эвфемизмом для описания ситуации. Это цари приходят к священникам за советами духовного рода; не наоборот.
И это означало, что Ашваттхама сказал Дурьодхане оставить эту тему. Дурьодхана чуть нахмурился. Плечи Ашваттхамы были напряжены, а руки сжаты на коленях. И сидел он излишне прямо. Вся поза говорила о том, что ему некомфортно, он закрыт и настроен защищаться. Это было плохо. К тому же в ховере было слишком жарко. Дурьодхана глянул в окно и нахмурился еще сильнее. В последнее время ему, кажется, удавалось как следует сосредоточиться только тогда, когда он чувствовал холод.
Ашваттхама вздрогнул.
- У нас окно открыто? – спросил он и с удивлением увидел, как его дыхание вырывается изо рта облачком пара.
- Да вроде нет, - ответил Дурьодхана, убирая холод вокруг них усилием мысли. – Эти старые ховеры, сам знаешь, иногда окна расшатываются и стекла не точно подходят в раму. От того и сквозняки…
- Простите меня, Ваше Высочество, - быстро пробормотал Ашваттхама, сунув руку в складки своих одеяний и достав оттуда жужжащий и вибрирующий комм. – Кто мне может сейчас звонить? – нетерпеливо спросил он. Он нажал несколько клавиш, потом потряс комм, потом нахмурился. – Странно, никто не звонит, - ответил он самому себе. Но комм продолжал вибрировать и гудеть у него в руке. – Глупое устройство, наверно, сломалось.
- Замкнуло, скорее всего. Я в последнее время часто такое вижу, - заметил Дурьодхана.
- И не хочет выключаться, - Ашваттхама мрачно посмотрел на хрипящий комм, потом вздохнул и повернулся к Дурьодхане немного огорченный: - Мне так неловко, простите.
- Это не твоя вина, - Дурьодхана откинулся в кресле. – Эти штуки уже устарели, совсем стали ненадежные. Кто-то должен уже устроить показательный иск против производителя или что-то в этом роде…
- Ага, - согласился Ашваттхама, когда его комм наконец замолчал. Он еще несколько раз попробовал оживить его, потом снова нахмурился. – Ну вот, совсем отключился. – Ашваттхама убрал его в складки одежды и повернулся к Дурьодхане. – Простите, Ваше Высочество, вы что-то говорили?
- Ты хотел рассказать мне, что так встревожило тебя сегодня.
- Ох, - Ашваттхама снова замолчал, и Дурьодхана испугался, что он мог опять замкнуться в себе. Но потом Ашваттхама нервно хрустнул пальцами и сказал. – На самом деле, это довольно глупо.
- Я так не думаю, - ответил Дурьодхана.
- Ну, - Ашваттхама опустил взгляд на свои руки и тихо начал рассказывать.
________________________________________
IX.
Арджуна никогда раньше не был в городском общественном космопорте.
На голову он одел широкополую шляпу, на лицо – очки. Постоянно тихо повторяя нужную мантру, он смешался с длинной очередью людей, сдающих багаж. То и дело он невольно поглядывал сквозь высокие окна зала ожидания, где он торчал вместе с, казалось, тысячами других пассажиров, на далекий прекрасный Хастинапур и на дивный дворец его отца, возвышающийся на утесе над ним. Теперь в течение шестнадцати дней ему нельзя будет поговорить с мамой и братьями, или с мистером Дроной, или с Ашваттхамой. Это уже казалось ему вечностью.
Вдруг кто-то толкнул Арджуну вперед. Он споткнулся и едва не выронил свою сумку.
- Шевелись, - огрызнулся на него здоровенный мужчина с длинной темной бородой и маленькими злыми глазами. – Не задерживай очередь, придурок!
Арджуна сдержался, чтобы не ответить, и сделал несколько быстрых шагов вперед.
«Жаль, я не могу сказать ему, что я принц, и что ему лучше бы следить за своим языком, а не то…» - Арджуна вздохнул, вспомнив, что его брат Юдхиштхира никогда в жизни не позволит ему приказать отрубить кому-нибудь голову.
Это будет долгая поездка, понял Арджуна.
________________________________________
X.
- Все понятно, конечно, - сказал Ашваттхама, обеими руками держа перед собой чашку с чаем, которую так ни разу и не поднял к губам. – Я хочу сказать, я должен был предвидеть, что все так и будет. Видимо, я просто не хотел этого понимать.
Дурьодхана сочувственно кивнул. Они с Ашваттхамой были совсем одни с нетронутым чаем, фруктами и пирожными на столе между ними. Дурьодхана отослал прислугу почти полчаса назад. И, как он обнаружил, Ашваттхама охотно открылся ему после нескольких осторожных наводящих вопросов.
«По меньшей мере, - подумал Дурьодхана, - он действительно такой доверчивый и наивный, как выглядит».
- Я знаю, почему мой папа всегда так хотел иметь сына, - тихо говорил Ашваттхама, не поднимая взгляда от своего чая, не смея встретиться глазами с Дурьодханой. – Потому что это был для него единственный способ передать знания и умения ордена Аджагава. Я знаю, как больно ему было, когда мне запретили идти по его стопам и вступить в орден, но…
- Почему? – выпалил Дурьодхана, не удержавшись от того, чтобы спросить. – Почему тебе запретили?
Ашваттхама замолчал и заметно сжался. Его плечи напряглись, и ладони сдавили чашку.
«Зря спросил», - понял Дурьодхана. Ашваттхама явно не был готов говорить ему об этом сейчас.
Ашваттхама вдруг поморщился и невольно вскинул руку к синей отметине у себя на лбу.
- Ой, - прошипел он.
Дурьодхана встревожился. Такого еще не случалось с людьми в его присутствии.
- Ты в порядке? – спросил он.
- Да, - Ашваттхама медленно опустил руку, пальцы его заметно дрожали. Но он заставил себя поднять взгляд и слабо улыбнуться Дурьодхане. – Просто внезапный спазм. Резкая головная боль.
- Мне принести тебе какое-нибудь лекарство от этого…?
- Нет, спасибо, Ваше Высочество. Уже все прошло.
- Хорошо.
Ашваттхама моргнул, с немного потерянным видом.
- Простите, - пробормотал он. – Что я говорил?
- Что ты не сможешь вступить в орден Аджагава, - терпеливо подсказал Дурьодхана. Ему ужасно хотелось спросить «почему» еще раз, но он сдержал себя. Каким бы ни был ответ на этот простой вопрос, Ашваттхама явно всеми силами хотел сохранить его в тайне.
- Не взирая на запрет, отец научил меня тому, чему мог, - продолжил Ашваттхама, снова опустив взгляд на свой остывший чай. – Но все равно, полагаю, он придерживался определенных правил. Он не учил меня ничему, что можно использовать в насильственных целях. Он не учил меня никаким боевым астрам и мантрам. – Ашватхама поморщился. – Но я был там, когда папа сказал Арджуне, что обучит его всем секретам ордена Аджагава, даже несмотря на то, что Арджуна не сын ему, а значит ему нельзя передавать эти знания. Это запрещено. – Ашваттхама крепко сдавил свою чашку. – Я решил, что папа будет обучать его тем же вещам, которым он научил меня. Я не хотел думать, что папа готов нарушить еще больше правил ордена ради Арджуны, чем он сделал это ради меня. Я никогда бы не подумал, что папа готов зайти так далеко, чтобы обучить Арджуну брахмаастре. – Ашваттхама наконец посмотрел на Дурьодхану, и глаза его были полны печали. – Если папа был готов нарушить правила и обучить Арджуну брахмаастре, хотя это и было запрещено, почему он не мог нарушить правила ради меня?
Дурьодхана перестал воспринимать то, что говорит Ашваттхама, не дослушав двух предложений до конца.
- Брахмаастра?! – выдохнул он. – Арджуна знает брахмаастру?!
- Да, - нахмурился Ашваттхама. – Хотя она и совершенно бесполезна, потому что он никогда не сможет ее использовать, но тем не менее…
- Брахмаастру?! – недоверчиво повторил Дурьодхана. – Мантру, способную уничтожить целые миры?! – он даже вздрогнул, вспомнив тот день, когда они проходили это чудовищное заклинание на уроках истории с дедушкой Бхишмой. Одна мысль о том, что такая страшная сила окажется в руках малолетки вроде Арджуны…
Одна мысль о том, что такая сила окажется в руках Юдхиштхиры…
- Ваше Высочество? – спросил Ашваттхама.
Дурьодхана быстро встряхнул головой.
- Извини, я просто очень удивился… Такая вещь, как брахмаастра …
- По сути, это всего лишь формальность, - быстро сказал Ашваттхама. – Нечто вроде брахмаастры передается из поколения в поколения только для того, чтобы не быть полностью позабытым. Ее учат не для того, чтобы реально ее использовать.
- И ты всерьез считаешь, что Арджуна это понимает? – резко спросил Дурьодхана.
Ашваттхама замолчал. А потом очень тихо сказал:
- Нет.
- Нет? – переспросил Дурьодхана с интересом.
- Иногда Арджуна такой ребенок, - ответил Ашваттхама так тихо, что Дурьодхане пришлось прислушиваться, чтобы услышать его. – Потому что… Хотите правду? Я знаю, что он до сих пор огорчен из-за того, что случилось на состязаниях, хотя… - Ашваттхама замялся.
Дурьодхана ничего не сказал, ожидая, что Ашваттхама продолжит.
- Хотя, я считаю, что его противник победил честно и справедливо. Но папа и Арджуна были бы просто в бешенстве, если бы я так сказал.
«Бинго», - подумал Дурьодхана.
- Это нечестно! – вдруг прошипел Ашваттхама, и Дурьодхана даже чуть отпрянул, не ожидая этой вспышки. – Папа нарушил правила ради него и передал ему брахмаастру, хотя он до сих пор всего лишь незрелый ребенок, а я… я… - Ашваттхама задрожал и, кажется, вдруг поник под тяжестью собственного гнева. – Простите меня, - пробормотал он, склонив голову от стыда. – Я не имел права…
- А мне кажется, имел, - ответил Дурьодхана. – Нет никакого греха в том, чтобы огорчиться в такой ситуации. Но, Ашваттхама, ни один отец не совершенен. Даже твой.
Ашваттхама порывисто вскинул взгляд на Дурьодхану.
- Вы не знаете, - рассержено выдохнул он. – Вы не знаете, от чего он отказался. Чем он пожертвовал ради меня. Я никогда не смогу…
Дурьодхана медленно кивнул.
- Я понимаю тебя, - доброжелательно сказал он. – И я уверен, что твой отец искренне заботится о тебе. Ты прав в том, что настолько предан ему. Но опять же… - добавил Дурьодхана, внимательно наблюдая за лицом Ашваттхамы. – У мистера Дроны есть обязательства перед своим сыном и в то же время есть обязательства перед орденом Аджагава. Нельзя обвинять его в том, что он жаждет передать свои знания. Мне кажется, его нельзя всерьез обвинять в том, что он жалеет, что Арджуна на самом деле не его сын.
Рот Ашваттхамы болезненно искривился.
- Пути богов подчас неведомы нам и непонятны, - Дурьодхана отпил чаю. – Твой отец молился о сыне, но боги дали ему того, кому он не может передать знания своего ордена. Хотя я уверен, что он никогда не обвинит в этом тебя.
Ашваттхама застыл на мгновение, только горло его странно подергивалось. Потом он вдруг резко поднялся, едва не опрокинув свой чай.
- Мне нужно идти, - быстро сказал он, отодвигая стул и устремляясь к двери. – Прощу прощения, Ваше Высочество, но мне очень нужно идти.
- Конечно, нужно, - Дурьодхана усилием подавил усмешку, пока он смотрел, как Ашваттхама уходит.
А потом Дурьодхана остался один со своим чаем.
Он отставил его в сторону, уперся локтями в стол, а лбом – в сложенные ладони.
«Брахмаастра», - подумал он. Одна мысль о том, что такое могущественное оружие находится в распоряжении у Арджуны – что значило, что оно находится в распоряжении у Юдхиштхиры – была невыносима. Но что Дурьодхана мог с этим поделать? Только одно: каким-то способом заполучить брахмаастру и для их команды тоже.
«Карна, - подумал Дурьодхана и нетерпеливо постучал пальцами по столу. – Он добудет ее для меня. Возможно его учитель знает брахмаастру. Кем бы он ни был. И почему у Юютсу заняло столько времени, чтобы узнать, кто он?
А потом мысли Дурьодханы сами собой незаметно перескочили на мечты о том, как весь мир содрогнется под его пятой.
________________________________________
XI.
Арджуна осторожно прилег на кровать в своей каюте. Матрас на ней был жестким, а постельное белье простым и бедным. Он нахмурился. Он простоял в очереди в космопорте весь день и смог пройти на корабль только несколько часов назад. Арджуна перевернулся на другой бок и вздохнул. Подушка пахла примерно так, как пах его брат Юдхиштхира, когда выкуривал три сигареты подряд.
Кораблю предстоял двадцатичетырехчасовой перелет к границе системы Куру прежде, чем он смог бы совершить пространственный прыжок до Панчала. Так что у Арджуны хотя бы была масса времени, чтобы подумать и составить план.
Он сел, а потом встал с кровати. Порылся в своем багаже, который бросил на пол каюты и достал то, что искал: панчальский словарь и разговорник.
- Прошу прощения, - потренировался он выговаривать слова как можно точнее, стараясь воспроизвести по памяти интонации, с которыми говорили мистер Дрона и Ашваттхама. – У меня очень важное дело. Не подскажете, где здесь туалет?
Стрела молния сама собой возникла в пальцах его свободной руки, и он рассеянно покрутил ее в воздухе, продолжая тренироваться:
- Нет, я не провожу никакой еды. У меня нет товаров, подлежащих декларированию. У меня нет оружия.
Арджуна неожиданно задумался, какие ограничения были установлены на вывоз с Панчала. Очевидно, что таможня не пропустит никакие скоропортящиеся продукты для вывоза на Куру. Но конфеты ведь можно вывозить. Может быть, если Арджуне удастся уговорить маму простить его за то, что он похитит чужого царя и, скорее всего, развяжет этим межпланетную войну, если он привезет ей красивую коробочку конфет?
________________________________________
XII.
У Ашваттхамы болела голова. Он повалился на кушетку перед телевизором и включил его, безразлично просматривая новости.
- Ашваттхама? – его мама выглянула из своего кабинета. – Дорогой, ты выглядишь таким усталым.
- Я в порядке, - сказал он, заставив себя улыбнуться ей. – А где папа?
- Он звонил сказать, что вернется к ужину.
- О, - Ашваттхама повернулся обратно к телевизору, а его мама вернулась к своим занятиям. Рассеянно Ашваттхама потер рукой отметину у себя на лбу, удивляясь, почему у него так разболелась голова. Он помнил аудиенцию с принцем Дурьодханой, которая, как ему показалось, тянулась просто бесконечно, он помнил, что пил чай, и что они обсуждали какие-то банальности…
~Ты разозлился, Ашваттхама. Ты испытывал злость и зависть.~
Ашваттхама вздрогнул. Он потерял контроль над своими эмоциями. Неудивительно, что у него так разболелась голова. Физиологические последствия его вспышки в разговоре с Дурьодханой вроде этой головной боли будут преследовать его теперь еще несколько дней.
Ашваттхама и не заметил, как он заснул, пока не почувствовал, что рука его отца касается его лба.
- У тебя жар, - сказал отец.
Ашваттхама сонно моргнул:
- Чего? – неинтеллигентно спросил он.
- Ты бледный и весь в поту, - отец Ашваттхамы приобнял его за плечи и помог ему подняться с кушетки. – Лучше тебе пойти в постель.
- Но я ведь не заболел, - тяжело сказал Ашваттхама. – Я просто распереживался. Немного. Сегодня.
Отец Ашваттхамы неожиданно замер, нахмурился и сказал:
- Может быть. Но тут вокруг бродит вирус. Ты ведь общался с Дурьодханой сегоня, верно?
- Да.
- Духшасана слег в постель с кишечным гриппом. А Дурьодхана едва не потерял сознание на встрече Совета министров несколько минут назад. Что бы это ни было, ты скорее всего надышался их грязных Куру-микробов.
Ашваттхама сумел слабо рассмеяться, а потом привалился к отцу.
- Но я же никогда не болею, - упрямо повторил он.
- Все когда-нибудь случается в первый раз, - отец отвел его в спальню и усадил на кровать, а потом стал снимать с Ашваттхамы ботинки и носки.
- А где Арджуна? – вдруг спросил Ашваттхама.
- Я отправил его медитировать в леса, - вздохнул отец Ашваттхамы. – Этот бедный мальчик совсем не умеет контролировать свои эмоции. Надеюсь, несколько недель поедания грязи и ношения листьев пойдут ему на пользу.
Ашваттхама снова засмеялся. Его отец вышел на минуту, потом вернулся с подносом еды.
- Твоя мама просила передать, что лично будет кормить тебя с ложечки, если не доешь.
Ашваттхама посмотрел на еду на подносе, потом перевел взгляд на отца:
- Что-то скоро случится, да, папа?
Тот удивился.
- Что ты имеешь в виду?
Ашваттхама закрыл глаза.
- Арджуна не в лесу, верно? Ты уезжал куда-то сегодня и снова сделал какую-то глупость, да?
Дрона коснулся плеча Ашваттхамы и сказал:
- Тебе бы давно пора понять, что все, что я делаю, это одна сплошная бесконечная глупость.
- Я знаю, - Ашваттхама устроился в кровати, держа поднос с ужином на коленях, и улыбнулся. – Если бы ты не был так безнадежен, ты не был бы моим папой.
________________________________________
XIII.
- Видимо, нас атаковал вирус, - сказал доктор, забирая у Дурьодханы градусник, и повернулся к деду Бхишме, который очень неплохо справлялся с тем, чтобы казаться безразличным к происходящему. – Помощник господина Дхаумьи тоже слег с похожими симптомами сегодня вечером.

«Правда?!» - встревоженно подумал Дурьодхана. Но он прекрасно контролировал свое лицо и спокойно сказал:
- Сегодня в полдень я общался с Ашваттхамой.
- В таком случае, скорее всего это заразно, - настойчиво сказал доктор, все еще глядя на деда Бхишму. – Я предлагаю, чтобы слуги принца обязательно приняли необходимые меры предосторожности, но помимо этого, я не вижу причин волноваться. Я могу дать ему лекарство от лихорадки, но, если честно, ему просто нужно нормально выспаться, и он снова будет здоров.
Дурьодхана сел, опираясь на подушки у себя на кровати, и сказал:
- Наконец-то, у меня появился уважительный повод чтобы выспаться!
- Ты сам знаешь, почему это с тобой случилось, - твердо сказал дед Бхишма, когда доктор собрал свои инструменты и удалился. – Ты переутомился и совершенно не заботишься о своем здоровье…
Дурьодхана поднял подушку себе на голову, стараясь закрыть ей уши.
- Ты же не будешь выговаривать больному, верно?
Лицо Деда Бхишмы смягчилось.
- Это естественно, что я волнуюсь о тебе. Ты же мой внук. Пятьдесят третий по степени глупости среди моих внуков. Конечно, я о тебе волнуюсь.
Дурьодхана вдруг подумал, какое место занимал в этом списке глупых внуков Деда Бхишмы Юдхиштхира. Он закрыл глаза и пробормотал:
- Хорошо. Я буду спать больше. Начну прямо сейчас.
Дедушка Бхишма натянул покрывало ему до подбородка, потом замер. Даже с закрытыми глазами Дурьодхана чувствовал, что его Дед склонился над ним на долгие несколько мгновений. Наконец, Дурьодхана открыл глаза.
- Дедушка Бхишма? – спросил он слегка нетерпеливо.
Дед Бхишма покачал головой, завитки его белой бороды скользнули по широкой груди.
- Так просто вспомнил кое-что, - сказал он, выпрямляясь и отходя от постели Дурьодханы. – Вспомнил, как, когда ты был маленьким, ты всегда настаивал, чтобы я накрывал тебя одеялом именно так. – Он отвернулся от Дурьодханы и посмотрел в окно. – Ты был тогда совсем другим, - сказал он.
- Другим? – нахмурился Дурьодхана.
- Ну, ты никогда не стал бы ничего скрывать от своего Деда, например, - Бхишма повернулся и пошел к дверям. – Ну, или лгать мне.
Дед Бхишма выключил свет в комнате, закрыл дверь за собой и вышел. Дурьодхана остался совсем один в полной темноте.

Продолжение следует

@темы: АУ, Бхишма, Дурьодхана, Карна, Кауравы, Махабхарата, Пандавы, Переводы, Произведения по мотивам, Фанфики, Хастинапур

Комментарии
2016-05-17 в 12:23 

Винтовка Мосина
Jasherk, ураааа!!!! мой любимый дядя Фёдор приехал :dance:
:beg::beg::beg:

2016-05-17 в 12:48 

Jasherk
Солдат замужем
Винтовка Мосина, знаешь, вот пока Мурь правила этот кусок, я подумал, что с точки зрения читателей здесь особо ничего не происходит, но для меня переводить его было прямо до дрожи интересно. Прямо тот же накал страстей, что в детские годы чудесные. А может, просто и Арджуна, действительно, до сих пор ребенок; и Ашваттхама так по-детски обижен на отца; и Дурьодхана рядом с Дедом снова становится ребенком.

Спасибо, что читаешь!

2016-05-19 в 09:22 

Винтовка Мосина
Jasherk, эта часть правда очень такая "куда уходит детство" хотя по возрасту не мальчишки уже.

Вот кстати, на самом деле, а почему Ашва в первоисточнике в самом деле не был брахмастре до конца обучен, интересно.

2016-05-19 в 10:33 

Jasherk
Солдат замужем
Винтовка Мосина, был обучен.
Просто он выпустил ее с конкретным приказом убить, и не мог отозвать обратно, пока она не нашла себе жертвы. Поэтому он и направил ее на ребенка Абхиманью, когда понял, что самих пандавов ему Кришна все равно не отдаст.

2016-05-19 в 11:07 

Винтовка Мосина
Jasherk, странно было бы выпускать оружие без приказа убить. почему в отличие от Арджуны он не смог его остановить. тот-то бла-бла-бла притормозил. хотя с Арджуньим читерством ничему удивляться не приходится. там что-то было про брахмачарью. то есть Арджуна ее осилил, а Ашваттхама нет? так получается.

2016-05-19 в 12:02 

Jasherk
Солдат замужем
Винтовка Мосина, Арджуна выпускал для самозащиты. Поэтому смог спокойно забрать.
Я как раз в Дронапарве обратил внимание, что Дрона в один день долбал брахмаастрой аж дважды. Но Арджуна оба раза успевал ее нейтрализовать своей.
Почему с Ашваттхамой им не дали сделать то же самое - мне лично непонятно.

2016-05-19 в 12:54 

Винтовка Мосина
Jasherk, в общем, темное дело! и похоже на очередную войну невероятного с невозможным. все сначала ай и ой, ща пипец всему. а потом вдруг тормознулись. Арджак стрелу опустил и рассосались выпущенные из-под контроля силы, как не было. куда чё делось

2016-05-19 в 13:14 

Jasherk
Солдат замужем
Винтовка Мосина, и рассосались выпущенные из-под контроля силы, как не было. куда чё делось
Энштейн тоже возмущен надругательством над здравым смыслом.

К слову, когда Карне просто не дали стрельнуть на сваямваре Драупади, а он уже приготовился, то когда он опустил лук, накопленная им для выстрела энергия ушла в землю и под ним треснул то ли пол, то ли каменная плита. Что-то вроде того.
Без всяких супер астр.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Махабхарата

главная