Jasherk
Солдат замужем
Автор: Nenena
Оригинал: www.fanfiction.net/s/3764123
Перевод: Jasherk
Бета: Мурчик
Название: Mahabharat Story, или Космическая Махабхарата, в нашем варианте
Фэндом: Махабхарата
Персонажи: царская семья Куру, пандавы, Карна, царская семья Панчала, семья Дроны, Шалья и т.д.
Жанр: эпик, фантастика, драма, романс, приключения, ангст (пожалуй, все виды, кроме детектива, порно и туалетного юмора)
Рейтинг: G
Правовая оговорка: герои принадлежат Ведавьясе Двайпаяне Кришне
Примечания автора: если хотите узнать больше, почитать список персонажей и глоссарий имен, то, пожалуйста, заходите на mahastory dot livejournal dot com.
С любовью и огромной благодарностью Neeti и Steelehearts за бетаридинг.
Буду искренне благодарна за комментарии и фидбек. Спасибо за то, что читаете!

Начало пролога
Про свадьбы и безжалостную судьбу
Про аномальную беременность Гандхари
Финальная часть пролога. Хорошие новости не всегда такие хорошие, как кажется
ГЛАВА ПЕРВАЯ: ХАСТИНАПУР. Часть первая. Компромиссное решение Панду и Дхритараштры
ГЛАВА ПЕРВАЯ: ХАСТИНАПУР. Часть вторая. Пандавам не нравится в Хастинапуре
ГЛАВА ПЕРВАЯ: ХАСТИНАПУР. Часть третья. Первое совместное занятие и первая стычка между Дурьодханой и Бхимой
ГЛАВА ПЕРВАЯ: ХАСТИНАПУР. Часть четвертая. Страсти накаляются до предела
Интерлюдия. КАРНА
Интерлюдия. КАРНА (окончание)
ГЛАВА ВТОРАЯ: РАССТАВАНИЯ. Часть первая. Про то, как принцы проводят свободное время
ГЛАВА ВТОРАЯ: РАССТАВАНИЯ. Часть вторая. Пришла беда - отворяй ворота
Интерлюдия 2. ЮЮТСУ. Единственный незаконнорожденный сын Дхритараштры скрывает маленький грязный секрет
ГЛАВА ТРЕТЬЯ: ДАР. Часть первая. Арджуна - несчастный неудачник; эксперименты Накулы и Сахадевы стоили последнему полпальца
ГЛАВА ТРЕТЬЯ. ДАР. Часть 2. Арджуна встречает друга. И это не Кришна
Интерлюдия 3. ДРОНА. Арджуна пытается выкупить жизнь Дроны у царя Друпады, который уже 7 лет спит и видит, как бы порвать его на части.
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. РОЗА. Часть первая. От Дурьодханы и Юдхиштхиры требуют срочно найти себе цариц.
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. РОЗА. Часть вторая. Бал выбора невест для принцев Хастинапура. И его горькие итоги.
Интерлюдия. ШАЛЬЯ. Дядя Шалья делает Накуле предложение, от которого невозможно отказаться
ГЛАВА ПЯТАЯ. СОСТЯЗАНИЯ. Часть первая. Дурьодхана и Юютсу узнают страшную тайну друг про друга. Дрона объявляет о подготовке к межпланетным соревнованиям
ГЛАВА ПЯТАЯ. СОСТЯЗАНИЯ. Часть вторая. Дрона рассказывает Арджуне о своих истинных отношениях с Друпадой. Дурьодхана и Юютсу устраивают спиритический сеанс асурам

ГЛАВА ПЯТАЯ. СОСТЯЗАНИЯ. Часть третья.
Принцы Куру знакомятся с Друпадой и его детьми


IX.
Весь оставшийся до состязаний месяц пролетел незаметно. Каждый день Арджуна тренировался с мистером Дроной, слушал, как Ашваттхама распевает гимны на открытых церемониях, и постоянно узнавал о все новых и новых гостях, которые прибудут к ним даже из самых отдаленных частей галактики. Арджуна ужинал со своей семьей, и каждый раз Накула и Сахадева появлялись за общим столом испачканные машинным маслом, зачастую с ожогами и порезами на пальцах, а Бхимы почти никогда не было, потому что вечера были единственным временем, которое он мог всецело посвятить фехтованию с мечом.
Однажды дед Бхишма ужинал вместе с семьей Арджуны. Арджуна слушал, как он беседует с его матерью.
- Если они смогут вести себя, как взрослые, тогда конечно, - сказал Бхишма, поведя рукой в сторону пустого места Бхимы. – Лично я не вижу причины, почему они с Дурьодханой не могут оба принять участие в соревнованиях. Мне было бы даже интересно посмотреть, как они станут состязаться друг с другом.
Мать Арджуны кашлянула.
- Но я бы не хотел, чтобы эти двое тренировались вместе, - Бхишма со значением посмотрел на Юдхиштхиру, изо всех сил притворявшегося, что сосредоточен на своей еде и не слышит разговора, идущего за столом. – И я рассчитываю, что Бхима и Дурьодхана будут придерживаться спортивного поведения на состязаниях, - сказал Бхишма мрачно. – Наша семья не может позволить себе никаких безобразных инцидентов на глазах у почетных гостей с других планет.
Юдхиштхира нервно сглотнул.
Тремя днями позже Накула наблюдал за утренней тренировкой Арджуны, снимая его на крошечную камеру, закрепленную у него на ладони.
- Накула, - предостерегающе заметил Арджуна, натягивая тетиву Гандивы в то время, как сзади Накула нагнулся слишком близко к нему.
- Арджуна, - сказал Дрона, эхом повторяя тон его голоса. – Ты не должен позволять чему-либо отвлекать тебя.
- К тому же мне необходимы эти данные, - сказал Накула, не отрывая взгляда от окошка камеры, в то время как Арджуна выпустил шквал стрел в самый центр соломенной мишени более чем в сотне ярдов от него – Как иначе я смогу сконструировать машину, способную победить тебя?
- Невозможно сделать машину, которая победила бы Арджуну, - гордо сказал Дрона.
- Ну, для меня это звучит, как вызов, - Накула повозился с настройками камеры, а потом сказал: - А можешь показать еще, как ты стреляешь стрелами из воды? Мне нужно это тоже заснять.
Арджуна вздохнул.
- Вообще-то ты, вроде как, не должен работать против меня, - заныл он.
Накула, кажется, был потрясен его обвинением.
- Я работаю не против тебя. Я работаю на тебя, - он быстро выпрямился. – Но я не намерен останавливаться, когда закончу этот проект. – Он нетерпеливо постучал носком сапога и пристально глянул на Арджуну. – И вообще это не совсем честно, что ты можешь использовать зачарованные стрелы. Я не могу сделать такого дрона, который обладал бы одновременно водоотталкивающими характеристиками и был защищен от удара молнии.
- Я могу еще использовать ветер и огонь, если это важно.
- Хорошо, - задумчиво сказал Накула, - в таком случае, решено. У моих дронов обязательно будут лазеры, иначе это будет нечестно.
________________________________________
X.
Все последние дни перед состязаниями в Хастинапур прибывали царственные семьи и знать с других миров. И Арджуне приходилось присутствовать на бесконечной череде церемониальных приветствий и рукопожатий. У него оставалось совсем мало времени на тренировки с луком вообще, не говоря уже о том, чтобы успеть потренироваться с луком на арене, которую стремительно построили к чемпионату.
Вечером, непосредственно накануне состязаний, прилетел царь Друпада со своими детьми и свитой, состоявшей большей частью из высокопоставленных воинов.
И впервые за все время, что Арджуна его знал, Дрона явно занервничал.
- Мне не стоит присутствовать здесь, - произнес он вслух, кажется, уже пятнадцатый раз за последние пять минут. Крипи сжала его руку, но, похоже, это его не успокоило. – Это будет очень неловкая встреча, - сказал он. – В лучшем случае.
Арджуна и Ашваттхама стояли впереди Дроны и Крипи, взволнованно ожидая гостей в маленькой, но богато украшенной комнате ожидания, приготовленной специально по этому случаю. Ашваттхама повернулся к своему отцу и сказал: «Успокойся. У нас нет причины опасаться его. Не здесь.
- Боятся того, что тебе могут отрубить голову – это одно, - хмыкнул Дрона, - а боятся попасть в неловкое положение – совсем другое.
Арджуна ничего не сказал. Друпада заранее запросил, чтобы Дрона встретил его лично и приватно, но Дрона настоял на том, чтобы привести свою семью, а Арджуна, в свою очередь, настоял на том, чтобы сопровождать его. Теперь все они смотрели на закрытые входные двери и нервно ждали, что будет дальше.
Арджуна молча подумал о том, что он так и не понял, что же случилось между Дроной и Друпадой столько лет назад. Ни Дрона, ни Ашваттхама не говорили с ним об этом. У Арджуны, конечно, были свои теории, но он сильно сомневался в том, насколько они соответствуют действительности.
И вдруг дверь перед ними распахнулась, и Арджуна ощутил, как у него напряглись плечи. Но вошел вовсе не Друпада. Наоборот, вошедший оказался молодым человеком с иссиня-черными вьющимися волосами и теплой улыбкой в голосе.
- Ашваттхама! - воскликнул он, широко раскидывая руки.
- Ваше Высочество! – Ашваттхама бегом бросился к принцу, и они крепко обнялись. Потом Ашваттхама чуть отстранился и обеими руками коснулся лица принца: - Выглядишь просто потрясающе, - сказал он, - До меня доходили слухи, но… ты действительно выглядишь потрясающе!
- Спасибо, - принц радостно засмеялся, потом посмотрел на Дрону и Крипи. – Мистер Дрона, не знаю, помните ли вы меня еще?
- Конечно, я тебя помню, Шикханди, - Дрона шагнул вперед, улыбнулся с облегчением.
Ашваттхама шагнул в сторону, чтобы они тоже могли обнять друг друга. Шикханди сказал что-то по-панчальски, Дрона кивнул в ответ, и Шикханди снова засмеялся.
В это время кто-то еще вошел в дверь, и раньше, чем Арджуна понял, что происходит, Крипи вскрикнула и бросилась в объятия этого человека. Она расцеловала его в обе щеки и сказала, плача и не пытаясь прятать слезы:
- Я так сильно соскучилась по тебе! Я и не надеялась, что ты…
- Конечно же, я приехал бы, - у мужчины была темная кожа и темные волосы, и такая же родинка под левым глазом, как у нее. Они с Дроной тепло пожали друг другу руки, а потом этот новый человек крепко обнял Ашваттхаму за плечи: - Только посмотри на себя! – воскликнул он. – У тебя до сих пор веснушки.
- Я думаю, они никогда и не исчезнут, дядя Крипа.
Арджуна стоял в стороне, как посторонний наблюдатель, случайно ставший свидетелем воссоединения семьи. Он не знал, что у Крипи был брат-близнец по имени Крипа и о том, что она оставила его на Панчале. Но он был горд собой, что смог вычислить это сам, не задавая вопросов. И по идее это означало, что он не был так глуп, как считал Накула.
- Крипа обучал меня фехтовать и бороться, - рассказал Шикханди Дроне, - после того, как ты уехал.
- Настолько хорошо, как я мог, - сказал Крипа, все еще обнимая Ашваттхаму. - Мы оба ужасно по вам скучали.
- Крипа, нам пришлось…
- Я понимаю, почему вы сделали то, что сделали, - торжественно сказал Крипа. – Шикханди и я, мы оба понимаем. Но наш господин никогда не допустил бы…
- ШИКХАНДИ! – оглушил их всех гневный окрик. Арджуна обернулся, и у него дыхание перехватило. Через открытую дверь с развевающейся белой бородой и яростно блистающими леденисто-голубыми глазами вошел Друпада в сопровождении принца и принцессы, одетых в похожие белые одеяния, расшитые золотом и серебром.
Несколько мгновений Арджуна был не в силах отвести взгляд от внушительной фигуры Друпады. Он был стар. Может быть, не так стар, как Дедушка Бхишма, но так же величав и могуч. У него была идеально прямая спина и сильный упрямый подбородок, прямой острый нос и еще более острые глаза. Все его лицо было покрыто глубокими морщинами. Он излучал холодный, едва сдерживаемый гнев. Арджуна нервно сглотнул. Однажды он уже говорил с ним - с этим человеком, самым давним и опасным врагом семьи Арджуны – но в лицо он его видел впервые. Арджуна вдруг особенно отчетливо осознал, насколько невысоким и невпечатляющим выглядит он сам.
По счастью, Друпада даже и не взглянул на Арджуну. Его взгляд был сосредоточен на Дроне, замершем со старательно непроницаемым лицом.
- Я разве давал тебе разрешение говорить с предателем, Шикханди? – спросил он. Голос у него был все таким же глубоким и низким, каким Арджуна его помнил с той конференции много лет назад.
- Нет, отец, - прошептал Шикханди, отступая от Дроны и Ашваттхамы. Крипа нехотя отпустил плечо Ашваттхамы и тоже отсутпил на пару шагов назад.
Друпада быстро глянул на Ашваттхаму, который храбро выдержал грозный взгляд царя.
- Я вижу, ты привел сюда своего выродка, - сказал Друпада.
- Да, - Дрона спокойно шагнул ближе к Ашваттхаме и положил свою руку ему на плечо. А потом посмотрел на Друпаду прямо и гордо. - Я хотел, чтобы ты увидел его. Я хотел, чтобы ты посмотрел ему в глаза и вспомнил, как ты сказал мне бросить его.
- Бросить?! – вдруг огрызнулся стоявший позади Друпады принц и вышел вперед. – Ты бросил нас! Ты уничтожил все, ради чего отец…
- Дхриштадьюмна, - одернул Друпада своего сына. Дхриштадьюмна, у которого были такие же иссиня-черные вьющиеся волосы, как и у Шикханди, но ни тени его доброты в глазах, прикусил губу и, кипя, отступил назад. Друпада снова посмотрел на Дрону и сказал: - Да, ты бросил нас. И сегодня я привез Шикханди и Дхриштадьюмну, чтобы ты увидел, от чего ты отказался. Шикханди и Дхриштадьюмна, сыновья самого Господа Шивы, могли быть твоими учениками и твоими чемпионами, - продолжил он и вдруг посмотрел на Арджуну, - вместо этого сопливого принца Куру, которому ты теперь служишь, как верная собака.
- Не смейте оскорблять Арджуну! - неожиданно зло выпалил Ашваттхама.
- А ты не смей говорить так с моим отцом! - огрызнулся в ответ Дхриштадьюмна, сверкнув глазами. – Что ты себе позволяешь! Ты священник, знай свое место!
Арджуна переводил взгляд с одного из них на другого, слишком смущенный, чтобы что-то сказать. Только теперь он, наконец, заметил завитки отметин девакин на шее у Шикханди и Дхриштадьюмны и на обнаженном плече принцессы, молчаливо стоявшей позади Друпады. Его взгляд задержался на ней. Она наблюдала за своими братьями с напряженным выражением лица, неодобрительно поджав губы. Ее черные, как ночь волосы волнами струились вдоль спины, перевитые золотистыми и красными лентами. То, что на ней была одежда с тем же рисунком, что и на Дхриштадьюмне, собственно, и навело Арджуну на мысль, что он они близнецы. «Отлично, еще одни близнецы», - подумал Арджуна, беспомощно разглядывая мягкие формы ее груди, красивый изгиб талии. Он искренне пытался сосредоточиться на том, что говорили Дрона и Друпада, но, на самом деле, пытался угадать, как зовут принцессу, как звучит ее голос, и как пахнет ее кожа, если понюхать ее шею под волосами.
- Дхриштадьюмна давно хочет кое-что сообщить тебе, - сказал Друпада, глядя на Дрону.
- Да, - Дхриштадьюмна подошел очень близко к Дроне, который не шевельнулся, только его рука чуть напряглась на плече Ашваттхамы. – Когда мне исполнилось тринадцать лет и я стал мужчиной, - сказал Дхриштадьюмна, гордо вздернув подбородок вверх. – Я обменял мой Дар на благословение Господа Шивы, - Дхриштадьюмна гневно отвел назад свои плечи. – На благословение стать тем, кто оборвет твою жизнь, Дрона, - сказал он. – Во имя чести моего отца и моей семьи, я клянусь, что уничтожу тебя. – Дхриштадьюмна резко развернулся на каблуках. - Вот и все, - сказал он.
А потом он, его отец и его сестра покинули комнату. Арджуна смотрел вслед принцессе, когда она уходила, смотрел, как движутся мускулы ее плеч, как покачиваются ее бедра под одеждой. Шикханди последовал за ними, понурив голову. В конце концов, в комнате остались только Крипа, Дрона, Арджуна и семья Дроны.
- Папа? - тревожно спросил Ашваттхама.
Дрона сжал плечо Ашваттхамы, лицо у него было совсем белым:
- Я же говорил, что будет довольно неловкая сцена, - сказал он.
________________________________________
XI.
Оставался еще час до восхода солнца, когда Дурьодхана явился на арену состязаний. Он знал, что у него осталось меньше часа, чтобы потренироваться, и ему нужно было по максимуму использовать это время. Он видел, что арена уже освещена, и мог слышать голоса других участников, уже прибывших на место. Конечно же, он был не единственным, кому пришла в голову идея потренироваться этим утром до начала соревнований. Ну ладно. Покуда здесь не было Бхимы, ему было наплевать, кто станет смотреть.
Однако, оказалось, что все же был кое-кто наблюдавший за ареной с обзорной площадки, специально приподнятой над местами для простолюдинов.
- Кто это? – спросил Дурьодхана, бросив быстрый взгляд в ту сторону, в то время, как он без особых усилий парировал выпад Викаты. – Тебя видно отсюда?
- Нет, - ответил Виката, снова атакуя, явно раздосадованный тем, что Дурьодхана может отражать его удары, даже не особо обращая внимание на своего соперника. – Но я видел их, когда они пришли сюда. Там группа женщин. Думаю, они могут быть с Панчала.
Дурьодхана заинтересовался.
- Любопытно, - сказал он и быстро закончил дуэль с Викатой одним четким ударом. – И поскольку я хозяин всего этого мероприятия, вероятно, мне следует поприветствовать их, - добавил он, уже снимая с себя защиту и направляясь прочь от своего брата.
Дурьодхана ополоснулся быстрее, чем когда-либо раньше, щелкнул пальцами, чтобы поторопить слуг, сушивших и укладывавших ему волосы, а потом самостоятельно оделся в самую неформальную одежду, которую может позволить себе принц. И направился к смотровой площадке. Но он не пошел сразу на тот уровень, откуда, как он заметил, наблюдали за тренировками женщины, а тайно проскользнул на застекленную площадку прямо под ним. Внимательно огляделся по сторонам, чтобы убедиться, что он там один, а потом поднял руку и прижал ладонь к потолку. Лед захрустел под его пальцами, и он стал слушать.
Их голоса звучали также отчетливо, как если бы они стояли рядом с ним, а не этажом выше. Они общались на диалекте панчальской аристократии. Дурьодхана довольно улыбнулся сам себе. Наконец-то оправдались многие часы изучения этого языка, на которых так настаивал Бхишма. Он владел им практически так же хорошо, как и Юдхиштхира. «Впрочем, - подумал Дурьодхана, - вряд ли Бхишме понравилось бы, что его внук использует не так уж просто освоенные языковые навыки для подслушивания. Ну, да ладно. Бхишме не обязательно об этом знать».
- Вы уверены, что они будут состязаться именно здесь? Арена не кажется достаточно просторной, - произнес один голос.
- Она так не выглядит, но так и есть, - уверенно ответил ему другой голос. – Вот посмотри. Здесь все спецификации. – Было слышно, как пальцы щелкают по экрану. Видимо, одна из них держала планшет.
- И все же мне не хотелось бы сидеть на нижних ярусах во время соревнований по стрельбе из винтовок, - сказал третий голос. – Особенно, когда будут использовать оружие с использованием микроволнового излучения дальнего радиуса действия…
- Тебе и не придется там сидеть. Ты будешь со мной.
- Но, Ваше Высочество, я по-прежнему не понимаю, почему Ваш отец настоял на том, чтобы сидеть на трибунах вместо обзорной площадки.
- Хм, ты же знаешь отца. Он хочет быть там внизу, ближе к крови и поту. К тому же, это еще не значит, что мы будем сидеть с простолюдинами. У нас будут почетные места, это достаточно высоко.
- Думаете, будет кровь?
- Скорее всего, - ответила женщина, к которой обращались «Ваше Высочество». – По меньшей мере, я здесь точно ради крови. И еще ради гомоэротизма состязаний по борьбе. Ну, и еще, чтобы посмотреть, как Куру опозорятся. Эти принцы ненавидят друг друга так сильно и яростно. Если нам повезет, будет скандал.
- О, и еще я полагаю, что Вам интересно посмотреть на этого своевольного маленького принца с волшебным луком, который украл нашего священника? - спросила первая женщина.
Теперь Дурьодхана уже окончательно разобрался. Наверху, над ним, были три женщины. Одна из них точно была дочерью Друпады, принцессой Как-её-там-зовут, Дхриштадьюмнита или как бы оно ни было? Две другие были, видимо, ее служанками или, возможно, фрейлинами из каких-то дворянских семей Панчала.
Дочь Друпады – Дурьодхана так и не сумел вспомнить ее имя – засмеялась.
- Нет, это как раз мне не интересно, - она пренебрежительно хмыкнула. – Я видела съемку того, как используют божественное оружие. Это не так уж зрелищно. – Она немного помолчала, но потом добавила задумчиво. – Хотя, все же он ученик Дроны, думаю, он будет неплох. И даже хорош. Так что можно и посмотреть. В конце концов, это даже любопытно, насколько хорош он будет.
- Вы же видели его вчера вечером, верно, Ваше Высочество?
- Да…
- И как он Вам? Что скажете?
Она снова засмеялась.
- Хмм… Я бы сказала, статный. Хотя, обычное телосложение лучника – чрезмерно разработанный верх. К сожалению, он так ни разу и не открыл рта, чтобы сказать хоть одно слово. Впрочем, он не сделал и чего-либо такого, что могло бы показать, что по характеру он не испорченный, чересчур возомнивший о себе ползунок.
- Но «статный»?
- Да, статный. Но он просто стоял там, как идиот, пока Дхриштадьюмна говорил Дроне о своей клятве. Не произвел на меня впечатления.
- Вы вполне могли бы одолеть его во многих боевых навыках, Ваше Высочество.
- Нет, не думаю. Скорее всего, не смогла бы. Он все же ученик Дроны. А для меня стрельба из лука – это просто хобби, а не вся моя жизнь. К тому же, в любом случае, я не взяла с собой свой лук, - дочь Друпады неодобрительно прищелкнула языком. – На Куру женщинам не позволено владеть оружием. И в сегодняшних состязаниях они тоже не будут участвовать.
- Они тут такие отсталые.
- Согласна.
- Боги, да они просто примитивны.
- И я слышала, ко всему прочему, у них тут два наследных принца. Ничего удивительного, что вся их цивилизация расползается по швам, - вздохнула дочь Друпады. – Ну, они хотя бы сохраняют традиции, чтобы те совсем не исчезли.
- Традиция вроде борьбы в почти обнаженном виде?
- Да. Вот именно.
- Вот поэтому я захватила мой самый мощный бинокль, - снова подала голос третья женщина.
И все трое засмеялись. Дурьодхана не совсем понял, что они говорили потом. К тому же он уже решил, что услышал вполне достаточно, и убрал руку от потолка. Он еще не решил стоит ли ему изумляться или сердиться на их презрительное отношение к Куру. Он решил все же изумиться этому. Глупые безмозглые куклы, да что они знают? И если дочь Друпады была настолько уверена в себе, что всерьез считала, будто может потягаться с принцами Куру в стрельбе, то она была еще в четыре раза большей идиоткой, нежели он подумал о ней в начале. Хотя, все панчалы были кретинами. И вероятно, злобными кретинами, если они и вправду позволяли своим женщинам бесстыдно баловаться стрельбой из лука и еще бог знает чем. Позволять женщинам использовать оружие – и даже хуже того, позволять им участвовать в состязаниях?! Сама идея звучало абсурдно. Что дальше – позволить простолюдинам взять оружие и тоже состязаться?! Дурьодхана сам усмехнулся от этих мыслей.
Дурьодхана покачал головой, все еще улыбаясь. Он решительно отверг изначальную идею о том, чтобы подняться к девушкам и пообщаться с ними. У него не было лишнего времени, чтобы тратить его на дур. К тому же ему еще надо было вернуться во дворец, чтобы исполнять обязанности хозяина сегодняшнего мероприятия. Потратить время на то, чтобы подумать о прекрасной, но надменной дочери Друпады и о том, как бы ему понравилось поставить ее на место, можно будет и позже.
________________________________________
XII.
В утро перед состязаниями Арджуна надел церемониальный доспех своего отца и его лучшие золотые украшения и драгоценности, ощутив себя от этого не столько чемпионом, сколько какой-то нелепой живой ходячей побрякушкой.
Арджуна посмотрел на себя в большое зеркало в своей спальне и нахмурился. Слуга закончил прикреплять золотую корону у него на голове, отступил назад и гордо сказал: «Великолепно выглядите, Ваше Высочество».
Арджуна посмотрел на золотые наручи на своих предплечьях и подумал: «Отец одевал это когда-то. Возможно, на какую-нибудь идиотскую церемонию, точно не на войну. И все же… Отец когда-то одевал это».
Арджуна повернулся и вышел из спальни, из своих личных покоев, в общую залу между его, его братьев и его матери апартаментами. Накула и Сахадева уже ждали его, сидя на кушетке вместе с Дроной. Глаза Дроны засияли, когда вошел Арджуна, но сам Арджуна слишком испугался, увидев, что Накула и Сахадева сделали со своими волосами:
- Вы двое! - только и смог выдохнуть он.
- Тебе нравится? – Накула взъерошил серо-голубые шипы, в которые превратились его когда-то рыжие кудри. – Мы с Сахадевой решили вытравить себе волосы и выкрасить их в цвета Арджуны. Раз мы болеем за тебя, ну ты понимаешь.
Арджуна застонал:
- Цвета Арджуны?
- Да, только мы все никак не могли решить, какие у тебя будут официальные цвета.
Арджуна посмотрел на Дрону, который проартикулировал: «Не моя идея» и неодобрительно покачал головой.
Сахадева показал на свою голову, увенчанную такой же шапкой голубых и серых пиков, как и у Накулы и уточнил:
- На это потребовался не один час.
- Что? А мне почему не полагается тематических цветов? - сказал Бхима, появляясь из-за спины Арджуны, лязгая своей защитной экипировкой.
- А разве тебе так нужно, чтобы тебя подбадривали? – заметил Накула. – А Арджуне нужно. Его истинные соперники – это не другие стрелки. Его истинный соперник – это то, что мы специально создали для этой цели. – Накула лукаво прищурился. – Поверь мне, Арджуне потребуется вся поддержка, какую он может получить.
Арджуна нервно сглотнул.
- Ну, по меньшей мере, в этот раз получилось аккуратней чем, когда вы в прошлый раз красили волосы, - заметила мама Арджуны. Юдхиштхира под руку привел ее в общий зал. Оба они были одеты в лучшие церемониальные одеяния, волосы Юдхиштхиры убраны под золотую корону, носить которую дозволялось только наследному принцу Куру. Арджуна смотрел на своего брата и сосредоточенно вспоминал, есть ли у Дурьодханы точно такая же.
- Я считаю, что голубой цвет очень идет тебе, Накула, - сказала их мама.
Накула нерешительно покосился на маму и несмело сказал:
- Спасибо.
Арджуна готов был поклясться, что мамино одобрение только что лишило их выходку значительной части прелести.
- Мы с мамой будем стоять в ложе на церемонии открытия, - сказал Юдхиштхира и повел их маму к выходу из комнаты. – Бхима, мистер Дрона, не могли бы вы проводить остальных в помещения для участников?
Арджуна видел, как взгляд его мамы на минуту задержался на нем. Она выглядела одновременно гордо и грустно. Арджуна подумал, что, наверно, она вспоминает отца. А потом она снова повернулась к Юдхиштхире, и мягко сказал ему что-то такое, отчего его плечи униженно поникли.
Арджуна еще подумал, что Юдхиштхира слишком уж часто чувствует себя пристыженным.

Продолжение следует

@темы: Дурьодхана, Драупади, Бхишма, АУ, Кауравы, Махабхарата, Пандавы, Переводы, Произведения по мотивам, Фанфики, Хастинапур