Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:57 

"Космическая Махабхарата от Ненены" ГЛАВА 5. СОСТЯЗАНИЯ. Часть 1

Jasherk
Солдат замужем
Автор: Nenena
Оригинал: www.fanfiction.net/s/3764123
Перевод: Jasherk
Бета: Мурчик
Название: Mahabharat Story, или Космическая Махабхарата, в нашем варианте
Фэндом: Махабхарата
Персонажи: царская семья Куру, пандавы, Карна, царская семья Панчала, семья Дроны, Шалья и т.д.
Жанр: эпик, фантастика, драма, романс, приключения, ангст (пожалуй, все виды, кроме детектива, порно и туалетного юмора)
Рейтинг: G
Правовая оговорка: герои принадлежат Ведавьясе Двайпаяне Кришне
Примечания автора: если хотите узнать больше, почитать список персонажей и глоссарий имен, то, пожалуйста, заходите на mahastory dot livejournal dot com.
С любовью и огромной благодарностью Neeti и Steelehearts за бетаридинг.
Буду искренне благодарна за комментарии и фидбек. Спасибо за то, что читаете!

Начало пролога
Про свадьбы и безжалостную судьбу
Про аномальную беременность Гандхари
Финальная часть пролога. Хорошие новости не всегда такие хорошие, как кажется
ГЛАВА ПЕРВАЯ: ХАСТИНАПУР. Часть первая. Компромиссное решение Панду и Дхритараштры
ГЛАВА ПЕРВАЯ: ХАСТИНАПУР. Часть вторая. Пандавам не нравится в Хастинапуре
ГЛАВА ПЕРВАЯ: ХАСТИНАПУР. Часть третья. Первое совместное занятие и первая стычка между Дурьодханой и Бхимой
ГЛАВА ПЕРВАЯ: ХАСТИНАПУР. Часть четвертая. Страсти накаляются до предела
Интерлюдия. КАРНА
Интерлюдия. КАРНА (окончание)
ГЛАВА ВТОРАЯ: РАССТАВАНИЯ. Часть первая. Про то, как принцы проводят свободное время
ГЛАВА ВТОРАЯ: РАССТАВАНИЯ. Часть вторая. Пришла беда - отворяй ворота
Интерлюдия 2. ЮЮТСУ. Единственный незаконнорожденный сын Дхритараштры скрывает маленький грязный секрет
ГЛАВА ТРЕТЬЯ: ДАР. Часть первая. Арджуна - несчастный неудачник; эксперименты Накулы и Сахадевы стоили последнему полпальца
ГЛАВА ТРЕТЬЯ. ДАР. Часть 2. Арджуна встречает друга. И это не Кришна
Интерлюдия 3. ДРОНА. Арджуна пытается выкупить жизнь Дроны у царя Друпады, который уже 7 лет спит и видит, как бы порвать его на части.
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. РОЗА. Часть первая. От Дурьодханы и Юдхиштхиры требуют срочно найти себе цариц.
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. РОЗА. Часть вторая. Бал выбора невест для принцев Хастинапура. И его горькие итоги.
Интерлюдия 4. ШАЛЬЯ. Дядя Шалья делает Накуле предложение, от которого невозможно отказаться

ГЛАВА ПЯТАЯ. СОСТЯЗАНИЯ. Часть первая.
Дурьодхана и Юютсу узнают страшную тайну друг про друга. Дрона объявляет о подготовке к межпланетным соревнованиям


________________________________________
Дурьодхана никогда раньше особо не обращал внимания на дни рожденья, ни на свой собственный, ни на чьи-то еще; в сущности, в их семье практически каждый день года был чьим-нибудь днем рожденья, так что особого события в этом обычно не было, разве что кто-то затевал сопряженное с этим праздничное мероприятие. Или же, наоборот, если чей-то день рожденья получался особенно грустным. Вот так проснувшись очередным утром, Дурьодхана вдруг подумал, что ему исполнилось 30 лет, а он все еще не царь.
- Это становится уже просто глупым, - пожаловался он, выныривая из воды и опираясь руками о край бассейна, в котором они плавали с Арджуной тем утром. Он выбрался на бортик, поднялся на ноги и накинул халат, к вящему разочарованию девушек из обслуги, которые, как он успел заметить краем глаза, тайно наблюдали за ним, притаившись по углам. – Твой отец стал царем, когда ему едва исполнилось десять лет.
Арджуна замешкался в воде, обдумывая эту мысль. Дурьодхана еще подумал, что в очках для плаванья Арджуна выглядит довольно нелепо, но у него все еще были проблемы с глазами, так что ему и правда стоило беречь их лишний раз.
- Это все потому, что дедушка умер очень рано, - наконец отметил Арджуна.
- Не в этом дело. Ты же понимаешь. Только не говори мне, что твой брат не испытывает нетерпения, как и я.
- Ну, если это так, то он это хорошо скрывает, - Арджуна тоже выбрался на бортик бассейна. Дурьодхана внимательно наблюдал за ним, удивляясь про себя, когда Арджуна умудрился превратиться из бледного, бесполезного задохлика, которого он всегда знал, в высокого, смуглого молодого человека с хорошо развитой мускулатурой, который стоял сейчас перед ним. Похоже, влияние чокнутого жреца все же изрядно пошло ему на пользу.
- К тому же, - продолжил Арджуна, так же набрасывая на плечи халат, - мне кажется, всех просто устраивает тот факт, что вы оба управляетесь со всеми проблемами.
Дурьодхана фыркнул:
- Не может быть двух царей. Дедушка Бхишма должен был сделать окончательный выбор много лет назад. Пусть он решит сейчас. Кто-то должен уже сказать ему, что пора сделать выбор. – Дурьодхана пристально посмотрел на Арджуну. – Ты же пойдешь со мной, верно?
- Куда?
- Поговорить с Дедом Бхишмой. Если он не станет слушать меня, пусть послушает тебя.
- Да не станет он меня слушать…
- Но ты ведь как-то убедил его разрешить тебе завести себе твоего сумасшедшего жреца, так?
Арджуна помрачнел:
- Это не так… - он потряс головой и оборвал себя. – Ну, пойдем сейчас?
- Да, прямо сейчас.
- Ну, сейчас вообще-то пять утра. Он, наверняка, еще спит. И… - Арджуна неожиданно сильно застеснялся. – Есть еще кое-что, что я должен сделать этим утром, - он почесал себе шею. – Мистер Дрона велел мне стоять на одной ноге прямо с утра…
- И? Сколько ты собираешься это делать?
- Ну, думаю, часа три.
Дурьодхана закатил глаза:
- Арджуна, какого черта?
- Ну, иногда, если я могу удержать правильную позицию достаточно долго, я могу достичь просветленного состояния сознания.
- А ты точно уверен, что ты достигаешь “просветленного состояния сознания”, а не галлюцинируешь от усталости?
- Я уверен, - сказал Арджуна. – Когда я достигаю другого слоя сознания, я становлюсь как бы един со вселенной. Ну, или что-то вроде того.
- И что тебе это дает?
- Ну…
- Послушай, Арджуна, это вообще-то дела брахманов. А ты принц. Ты не можешь тратить все свое время на то, чтобы стоять на одной ноге и сливаться со вселенной. И тебе не за чем постигать все фундаментальные истины Богов и тому подобное, - Дурьодхана небрежно отмахнулся. – Ты принц, у тебя для этого будут собственные священники.
- А что, если я сам хочу этого! - неожиданно выпалил Арджуна и сразу же прикусил губу, будто бы устыдившись того, что сказал.
- Чего ты хочешь? - спросил Дурьодхана, скрещивая руки на груди.
Но Арджуна отвел глаза, не в силах ответить ему.
- Так, все понятно, - фыркнул Дурьодхана, повернулся на месте и пошел прочь, шлепая мокрыми ногами по плиткам пола.
Дурьодхана мужественно вытерпел, пока слуги мыли, одевали и причесывали его, а потом отправился искать Деда Бхишму. Кажется, чувствуя, в каком он настроении, все старались не подходить к нему с официальными делами. В какой-то момент он задержался перед одним из зеркал и на миг окинул себя взглядом. Всего лишь на миг. Тридцать лет, все еще сногсшибательно красив, все еще не женат, все еще не царь. Не пытается скрывать первые седые волоски, начавшие переблескивать в его гриве. Не пытается скрывать темные круги под глазами. Они появились от недостатка сна – и Дурьодхана всячески пытался списать их на постоянный стресс из-за работы. Конечно же, причина была в этом, а вовсе не в том, что он часто просыпался среди ночи, слыша шуршащий шепот в ушах, говорящий на языке, который ему не удавалось узнать, издаваемый существами, которых он не мог увидеть.
Дурьодхана встряхнул головой и зашагал дальше. Позади него следовали охранники, которых он положенным образом игнорировал. Вниз через холл, за угол, и вдруг Дурьодхана замер, увидев кого-то согнувшегося и яростно полирующего золоченые перила в нижнем пролете лестницы.
- Юютсу? - ошеломленно произнес он.
Юютсу поднял голову, пятно полироли прилипло к его щеке.
- Ваше Высочество, - пробормотал он, склоняясь в смущенном поклоне.
- Вставай, - раздраженно сказал Дурьодхана, резким жестом выбивая тряпку из руки Юютсу, - и прекрати это. Ты зачем вообще этим занимаешься?
Юютсу перевел взгляд с перил на Дурьодхану, а потом обратно на перила.
- Ну это надо сделать, а никто не хотел этим заниматься, - просто сказал он, не глядя Дурьодхане в глаза.
- Что за чушь. Ты мой брат! Поверить не могу, что отец позволяет тебе… - Дурьодхана резко взмахнул рукой. – Пошли со мной. Тебе и мне есть, что обсудить с Дедом Бхишмой.
Юютсу поспешил вытереть лицо:
- Ваше Высочество, у меня остался всего час до того, как пора будет сервировать стол для завтрака…
Дурьодхана запнулся, вспомнив, как Юютсу ежедневно обслуживал его, Духшасану и других братьев за завтраком в течение последних лет.
- Сегодня можешь это пропустить, - объявил он слегка надменно. – Я хочу, чтобы ты пошел со мной.
- Хорошо, Ваше Высочество.
Дурьодхана сделал еще два шага вперед, потом резко обернулся к своей охране.
- И я хочу, чтобы вы оставили меня в покое, - прошипел он.
Охрана поспешно отступила назад и разошлась в разных направлениях. Дурьодхана был, можно сказать, в самом центре дворца теперь, и прекрасно понимал, что здесь он в безопасности даже без его вечного антуража из телохранителей. Юютсу послушно следовал за ним, пока Дурьодхана не замедлил шаг, а потом и вовсе остановился, не дойдя всего двух дверей до своей цели. Он быстро глянул по сторонам – в коридоре не было ни слуг, ни охраны. Они с Юютсу были совсем одни. Но он мог слышать голоса из-за двери.
- Ваше Высочество?, - прошептал Юютсу.
Дурьодхана прижал палец к губам.
- Мы с тобой собираемся обсудить кое-что с Дедом Бхишмой, - сказал он, бесшумно продвигаясь вперед к закрытой двери личного кабинета его деда, явно не собираясь выдавать свое присутствие раньше времени. Юютсу последовал за ним, стараясь подражать его тихой походке.
Дурьодхана прижался ухом к двери кабинета, прислушиваясь к голосам внутри.
- Не стоит прерывать их, пока не выберу удачный момент, - пробормотал он еле слышно, лопатками почувствовав удивленный взгляд Юютсу. Потом он глубоко выдохнул и прислушался. Конечно, дверь блокировала почти все звуки, но, прошептав короткую молитву и незримым вихрем пропустив лед через себя и через дерево двери, Дурьодхана смог довольно легко слышать сквозь нее, как если бы ее вообще не было. Это был очень полезный трюк, который он здорово натренировал в течение многих бессонных ночей.
Первым, что он услышал, был голос Дедушки Бхишмы. И он звучал гневно.
- Уже давно, - сказал Бхишма с явным нетерпением в голосе, - я сделал то, что от меня требовалось столько лет назад! Пора бы тебе перестать откладывать…
- А я по-прежнему настаиваю, - спокойно ответил отец Дурьодханы, - что твое решение могло быть слишком поспешным.
У Дурьодханы дыхание замерло в горле. Он не ожидал, что собеседником Деда будет его отец. А еще он узнал тон голоса, которым говорил отец – этот спокойный, упрямый, непоколебимый тон, который он использовал, когда, уже приняв в своем сердце какое-то решение, никому не позволял заставить его отступить от этого.
- Ты дал обещание своему брату, - возразил Бхишма, - и Панду верил тебе. Верил, что ты не изменишь этому обещанию, даже после его смерти. Вы доверили решение мне и Верховному совету. Мы решили. Теперь тебе осталось только сделать то, что ты должен, и выполнить свои обязанности, как царя…
- Поправлю тебя. Я и есть царь. И у тебя нет права просить меня поступить так… с моим собственным сыном.
- Ты не можешь оттягивать это вечно, - как разозленная змея прошипел Бхишма. – Юдхиштхира…
- У Юдхиштхиры есть множество слабостей, неподобающих царю.
- И у Дурьодханы тоже! – огрызнулся Бхишма. – Верховных Совет и я в курсе таких вещей. Мы обсуждали это и обдумывали со всех сторон, и мы принял решение, что следующим царем станет Юдхиштхира.
Дурьодхана рухнул на колени, его ноги вдруг отказались держать его. Он зарылся пальцами в ковер под ним. Что-то щелкнуло у него в голове, в миг все потемнело – что-то не желало работать дальше.
«Что? – отупело подумал он. – Что? Как?»
Дурьодхана услышал, как его отец начал говорить что-то еще, но Юютсу неожиданно коснулся его плеча и прошептал странным, задыхающимся голосом: - Ваше Высочество!
Дурьодхана открыл глаза и увидел потеки льда, расползающиеся от его рук, извиваясь по ковру и дальше по коридору.
Дурьодхана посмотрел на Юютсу, медленно попятившегося прочь от него, обычно смуглое лицо Юютсу вдруг стало бесцветным, а глаза – большими и мокрыми.
- Ты, - прохрипел Дурьодхана. – Ты видел…
- Нет! Нет! – Юютсу затряс головой. – Я ничего не видел, я ничего не слышал! – он отступил еще на шаг, дрожа всем телом. – Я ничего… Я не…
И в этот момент Дурьодхана заметил, что, отступая от него, Юютсу оставляет за собой ледяные отпечатки ног на ковре.
- Я тоже не могу это контролировать, - простонал Юютсу, закрывая лицо обеими руками.
Дурьодхана быстро встал, схватил холодную руку Юютсу.
- Пошли, - прошептал он быстро, нетерпеливо. – Нам надо валить отсюда, пока они нас не услышали.
«И пока они нас не увидели», - добавил он про себя, увлекая Юютсу за собой обратно по коридору. Дурьодхана очень хотел, чтобы лед, который они оставили после себя, просто исчез, и, глянув спустя мгновение через плечо, он увидел, что так и произошло.
________________________________________
II.
Арджуна понял, что ему сложно сосредоточиться на звуке собственного дыхания, когда у него голова занята совершенно другими мыслями. К примеру, у него очень болела нога, на которой он стоял. Утренний разговор с Дурьодханой тоже не выходил у него из головы.
Сидевший рядом с Арджуной Дрона, сложил газету и внимательно посмотрел на Арджуну.
- Ты шатаешься, - заметил он.
- Я задумался, - признался Арджуна.
- Абсолютно бессмысленное занятие, - Дрона резко встал. Оба они находились в практически пустой комнате, прилегающей к аппартаментам, в которых жила семья Дроны. Именно там Арджуна мог пропадать днями и даже неделями, практикуя йогу.
Арджуна вздохнул. Сегодня был день рожденья его брата, а он еще не видел Юдхиштхиру с утра. Он не видел Ашваттхаму уже больше недели, так как тот повсюду следовал за Дхаумьей, принимая участие во всех его ежедневных обязанностях. А еще Дурьодхана думал, что Арджуна впустую тратит время, пытаясь достичь других уровней сознания, и Арджуна уже наполовину готов был согласиться с ним.
- Мм? - Дрона неожиданно напрягся, у него, кажется, даже уши встали торчком и волосы сзади на шее вздыбились, как загривок. Он медленно отложил свою газету, а его рука плавно скользнула под пиджак, где, как догадывался Арджуна, он держал небольшой боевой ствол «Айогуда».
Арджуна встал на обе ноги.
- Что случилось? - прошептал он.
- Я чувствую нечто, чего не должно быть, - Дрона в открытую вытащил пистолет и медленно двинулся в направлении одной из пустых стен комнаты. – Асура. Или ракшас. Или, возможно, убийца охотится за тобой, - Дрона начал медленно целиться, глядя на пустую стену. – Всегда необходимо быть настороже, даже в своем собственном доме.
Арджуна прислушался к шуршащим, скребущимся звукам из-за стены. Вдруг он подумал, что было бы даже здорово, если бы это и правда оказался асура, он бы, во-первых, тогда, наконец, увидел хоть одного и, наконец, перестал гадать, сумасшедший его учитель или нет.
- Встань позади меня, - прошипел Дрона, - и достань свой лук.
Арджуна опустился на одно колено позади своего учителя, и Гандива ожил в его руках – тяжелое надежное оружие, сплетенное из грома и молнии. Арджуна призвал стрелу и тоже прицелился в том направлении, откуда шел шум из-за стены. И замер в ожидании. Мистер Дрона тоже. Они оба ждали чтобы что-то, чем бы оно ни было, сделало первый шаг.
Оно и сделало.
«Вот!» - подумал Арджуна, и его стрела сорвалась с лука и пронзила маленькое серое существо, выбравшееся из щели в полу. Затрещало высвободившееся электричество и запахло дождем сразу же, как только стрела попала в цель.
Дрона опустил свой пистолет.
- Дрон? – спросил он, подходя к пробитой стрелой Арджуны мишени. – Кто-то послал дрона-убийцу за тобой?
- Нет, - сказал Арджуна, протягивая руку, чтобы взять свою стрелу и маленький металлический шар, искрящий, трещащий и корчащийся на ее острие. – Мои младшие братья сделали их на прошлой неделе. Накула сказал, что это игрушки для кота Самы, - он засмеялся. – Думаю, он пытался спастись от зверя. И, наверно, потерялся.
Дрона протянул руку, и Арджуна отдал ему стрелу. Дрона аккуратно взял ее, повертел в руках, разглядывая маленький механизм постепенно умирающий на стреле.
- Проворная игрушка, - сказал он, - и разумная.
Он нажал кнопку на брюшке машины, и вспышка лазера блеснула на стене. Дрона поднял бровь и посмотрел на Арджуну:
- Твой брат снабдил игрушку для кота боевым лазером?
- Ну… вообще это похоже на то, что стал бы делать Накула.
Дрона посмотрел на кошачью игрушку еще раз, потом на Арджуну.
- Я подумал, что неплохо бы обсудить кое-что с твоим братом», - сказал он со своим тяжелым панчальским акцентом.
Арджуна моргнул:
- Зачем?
- Потому что у меня появилась интересная идея.
Арджуна внезапно ощутил, что никак не может понять в чем суть шутки.
- Мне казалось, ты говорил, что думать – это бессмысленное занятие, - обидчиво заметил он.
- Для не священников, да, - Дрона отвернулся от своего студента и стремительно покинул комнату.
________________________________________
III.
Они были наедине в покоях Дурьодханы, когда Дурьодхана швырнул заторможенного, трясущегося от страха Юютсу на кровать и, возвышаясь над ним, прорычал:
- Как давно?
- Столько, сколько я себя помню, - выдохнул Юютсу заплаканным голосом. – Лед, и вода, и другие вещи, тоже. Они вырываются из меня, иногда, когда я испуган или если болен.
Дурьодхана слышал Юютсу, но его разум разрывался одновременно на дюжину разных направлений: «Дед Бхишма решил ГОДЫ назад. Отец отказывался говорить кому-либо. Он до сих пор отказывается. Юдхиштхира. ЮДХИШТХИРА!!! Как кто-либо мог выбрать его???»
- А еще они говорят со мной по ночам, - простонал Юютсу.
- Кто?! - рявкнул на него Дурьодхана, резко переключая свое внимание на Юютсу.
«Асуры, - Юютсу смотрел на Дурьодхану снизу вверх умоляющими глазами. – Они ведь не внутри моей головы, верно? Я же не придумал все это? Ты ведь тоже их слышишь? Я ведь не спятил, правда?!
- Нет никаких асуров, - уверенно заявил Дурьодхана. – Больше нет.
«Отец не позволит этому случится. Он не позволит никому отнять мой трон у меня. Но Дедушка Бхишма, как он мог?!!»
Юютсу осторожно поднялся, отрицательно замотал головой:
- Нет, они настоящие. Они приходят ко мне по ночам. Они научили меня говорить на своем языке.
Дурьодхана медленно вдохнул и выдохнул:
- Нет, Юютсу. Ты не спятил. Ты и я, мы слышим эти голоса по ночам. Но, то, что мы умеем делать, это у нас не от асуров – это дар богов…
- А есть еще такие люди, как мы? – спросил Юютсу. – Если я не один такой, и ты не один такой, тогда…
- Ни у кого из моих братьев нет ничего подобного, - сказал Дурьодхана, протянув руку и коснувшись ладони Юютсу. Лед трещал между его пальцами. – Я это точно знаю. Потому что ни один из них не стал бы и не смог бы держать это от меня в секрете.
- Я тренируюсь по ночам, - сказал Юютсу, потихоньку успокаиваясь. – Когда мама спит, именно тогда асуры приходят ко мне. Сначала я их очень боялся, но потом научился слушать их. Их язык, он так прекрасен. И они научили меня, как использовать майю.
- Это не майя. Этого не может быть. Только асуры могут пользоваться майей, - Дурьодхана схватил Юютсу за плечи, неожиданно запаниковав. – А мы с тобой люди! – настойчиво сказал он. Потом он резко отпустил Юютсу, так что тот даже покачнулся. – Это дар богов, - пробормотал Дурьодхана, начиная расхаживать взад-вперед. – Это дар роду нашего отца. Это знак. Мы с тобой, Юютсу… - Дурьодхана повернулся к своему брату, взгляд у него был дикий, пылающий страшным внутренним огнем глубокой убежденности. - Мы будем царями, Юютсу. Мы были рождены для этого. Когда я стану царем, я отдам тебе половину царства. Тебе больше не придется быть чьим-то слугой!
- Но…
- У нас есть не так много времени, - Дурьодхана снова схватил Юютсу за плечи. – Юдхиштхира получит трон, если мы ничего не предпримем. Ты ведь слышал, о чем они говорили.
Юютсу посмотрел на своего брата, его рот открывался и закрывался беззвучно, он все пытался что-то сказать.
- Но никто не должен знать! – вдруг закричал Дурьодхана, гневно тряся Юютсу. – Если кто-то узнает о том, что мы можем делать, нам конец! Верховный совет прикажет уничтожить нас…
- Но, может быть, мы действительно асуры, - сказал Юютсу. – Может быть, нас следует уничтожить…
- Нет! – Дурьодхана яростно замотал головой. – Даже не говори так! Ты и я, Юютсу, мы люди, мы цари, мы хорошие парни. Даже если наши умения дарованы асурами… - Дурьодхана крепко сжал руки Юютсу в своих. – Мы будем использовать наш дар для добрых дел. Мы будем использовать его на благо Куру.
________________________________________
IV.
Поздно вечером в его ничем не примечательный день рождения, Юдхиштхира просидел четыре часа на заседании с Премьер-министром. Ему уже тяжело было держать глаза открытыми, когда появившийся из ниоткуда Санджая коснулся его плеча и тихо сказал:
- Ужин. Прямо сейчас.
Юдхиштхира никогда еще не был так благодарен за то, что его прерывали в середине чего-то важного ради такой тривиальной вещи, как еда.
Что, впрочем, не помешало ему искренне удивиться, когда Санджая привел его в главный обеденный зал, где постепенно собирались все его кузены и братья, занимая свои места за столом, накрытым для торжественного ужина.
- Что сегодня происходит? - спросил Юдхиштхира, заняв место рядом со своей матерью.
- Твой дядя собирается сделать объявление, - ответила мама Юдхиштхиры, бросив взгляд на Арджуну, пытающегося помешать Сахадеве строить замысловатую башню из двадцати серебряных столовых приборов: - Но не то самое объявление, насколько я слышала. Что-то еще.
Юдхиштхира принялся выглядывать среди кузенов Дурьодхану. Ему на самом деле захотелось поздравить его с днем рожденья, как только он подумал об этом. Наконец, он обнаружил Дурьодхану, стоявшего в изголовье стола в другом его конце, склонившись к Юютсу, и что-то торопливо шептавшего ему на ухо. Юдхиштхира отодвинул свой стул, поднялся и направился к ним. Он был уверен, что к тому моменту, как он доберется до них, они уже закончит свой разговор. Но чем ближе Юдхиштхира подходил к ним, тем отчетливее он видел, как бледен Юютсу, каким подавленным и зажатым он выглядит. Юютсу внимательно слушал Дурьодхану и иногда торопливо кивал, но видно было, что он встревожен и даже испуган.
Вдруг взгляд Юютсу метнулся к Юдхиштхире, он открыл рот и что-то сказал. Тут же Дурьодхана резко развернулся на месте, отстранил его и направился навстречу своему кузену, тепло улыбаясь.
- Еще один год! – сказал он, обнимая Юдхиштхиру за плечи. – И я не буду шутить про старичков, если и ты не станешь.
- Навряд ли, - Юдхиштхира поцеловал кузена в щеку. – У тебя есть идеи, что запланировано на сегодняшний вечер?
- Никаких. За исключением того, что явно ничего важного, - Дурьодхана убрал свои руки с плеч Юдхиштхиры. – Скорее всего отец придумал какой-нибудь безобидный сюрприз. Очень надеюсь, что это не еще одна вечеринка. Может быть, мы все поедем на какой-нибудь курорт. Что-нибудь милое и приятное.
Юдхиштхира открыл рот, чтобы ответить, но Дурьодхана внезапно повернул голову и бросил взгляд за плечо, где все еще ждал Юютсу, неуверенный и нервный.
- Тебе придется уйти, - сказал он властно, но не грубо. – Моя мама скоро будет здесь, тебе не стоит здесь оставаться. Сегодня вечером, помнишь?
- Помню. Вечером, - пробормотал Юютсу и исчез.
- Ох, наш Юютсу, - Дурьодхана рассмеялся и похлопал Юдхиштхиру по плечу. – Ты ведь знаешь, как мама на него реагирует. Так что лучше уж им не встречаться за банкетным столом.
Юдхиштхира вовсе не считал это забавным, но вслух ничего говорить не стал. Он оставил Дурьодхану и вернулся на свое место, между Бхимой и мамой, напротив Арджуны, Накулы и Сахадевы.
- Если хотите знать, - сказал Накула, самодовольно помахивая пальцем перед носом у Арджуны, – мы с мистером Дроной согласовали уже все детали.
- Детали чего? - вспыхнул Арджуна.
- Хмммм… а это уже секрет.
- У тебя не может быть секретов от твоих братьев!
- Может, может, - и Накула показал им язык.
- Накула! – возмутилась их мама. – Что это??? Это же… Когда ты это сделал?!
- Фето? – Накула показал на металлический шарик у себя в языке. – На прошлой неделе.
- Сахадева! - требовательно произнесла их мама.
- Нет, что ты, мамочка, - отрицательно замотал головой Сахадева. – Я не прокалывал себе язык.
Но ее нельзя было так легко провести.
- А что ты проколол в таком случае?
- Я не могу вам показать за общим столом.
Бхима налил их маме вина и тихо произнес:
- Не волнуйся. Его девушка заставит его все вынуть.
- Надейся больше.
Юдхиштхира потянулся со своим бокалом к Бхиме, чтобы тот налил и ему, но Бхима резко притянул к себе кувшин и сказал:
- Нет.
- Что ты имеешь в виду? Как это «нет»?
- То и имею в виду, что нет, значит, нет. Я был с тобой вчера, и видел, сколько ты выпил, и мне кажется, что теперь я обязан оказать услугу твоей печени.
- Бхима! - прошипел Юдхиштхира.
- Он прав, - сказала мама Юдхиштхиры, положив руку ему на плечо. – Пьянство, курение, что дальше? Азартные игры?
- О, это же грех, - объявил Арджуна со своего места. – Азартные игры, я имею в виду.
Юдхиштхира сердито посмотрел на своего брата. Последним, что ему сейчас было нужно, были странные религиозные догмы, которых Арджуна набрался у своего панчальского брахмана. Но, главное, Юдхиштхира рассердился потому, что он был, в первую очередь, зол на себя, и тайно радовался, что ни Арджуна, ни мама просто не знали о том, сколько денег и драгоценностей он проиграл в карты Духшасане на прошлой неделе.
- Я понимаю, ты все время испытываешь сильный стресс, - сказала Кунти уже мягче.
Юдхиштхира почувствовал хоть небольшое облегчение от этих слов.
- Да, - охотно согласился он, готовый списать все на это.
- Твой отец обычно боролся со стрессом более конструктивными способами, - продолжила мама. – С одной стороны, он выезжал на охоту. С другой стороны, у него было две жены, - он пристально посмотрела на Юдхиштхиру. – Тебе нужна женщина.
Юдхиштхира застонал. Ну вот опять. Только не это!
- Только чтобы ты уж точно женился на этот раз, - добавила его мама.
Юдхиштихра зарылся лицом в ладони, что было его обычной реакцией, когда мир вокруг вдруг делал существование слишком постыдным, чтобы это выносить. Юдхиштхира почувствовал, что его мать собирается сказать что-то еще, но по счастью, в этот момент все замолчали, последние несколько запоздавших торопливо заняли свои места, и заговорил Дхритараштра.
Юдхиштхира повернулся к своему дяде, слушая сначала его пространную речь, потом мистер Дхаумья совершил жертвоприношение и сказал молитву, после которой все могли приступить к еде. Юдхиштхира уже приготовился заняться именно этим, когда слепой царь произнес слова «специальное объявление». И повернулся к Дроне, про которого Юдхиштхира и не подозревал, что он может быть тоже приглашен к столу.
Дрона встал и сказал:
- Через месяц Хастинапур ожидает гостей на первые межпланетные состязания в боевых искусствах за последние двести лет.
Над столом повисла тишина. При этом все постарались незаметно бросить взгляд на Арджуну, чья потемневшая от загара кожа вдруг каким-то чудом стала ярко-красной. Практически с другого конца стола Дурьодхана сумел-таки поймать взгляд Арджуны и обнадеживающе подмигнуть ему. Сам же Арджуна выглядел так, будто с радостью исчез бы с лица земли в этот самый момент. Юдхиштхире было знакомо это чувство.
-Все великие воины и опытные стрелки с соседних с Куру планет будут приглашены, - торжественно продолжал Дрона, - чтобы состязаться друг с другом. Будет борьба, фехтование, стрельба из лука, огнестрельного оружия, забеги и заплывы на скорость, - кажется, Дрона был единственным за столом, кто намеренно не смотрел на Арджуну. – Хотя я не сомневаюсь, - добавил он просто и без лести, - что принцы Куру без сомнения станут чемпионами в любом виде соревнований, в каком они пожелают участвовать.
Дрона сел, и разом все зашумели. Юдхиштхира мог легко слышать, как Дурьодхана и его братья бурно обсуждают, кто из них будет участвовать в каких видах состязаний. Но Арджуна повернулся к Накуле и гневно потребовал ответа:
- И ты заранее знал об этом?
Накула небрежно отпил вина:
- Стрелкам потребуются мишени. Движущиеся мишени. Умные мишени. По возможности, вооруженные микроволновыми лазерами, хотя мистеру Дроне и не очень понравилась эта идея.
- Это же прекрасно, - заставил себя сказать Юдхиштхира, глядя Арджуне прямо в глаза. – Теперь царские семьи со всех ближайших планет увидят, как тебя объявят победителем в состязаниях по стрельбе.
Арджуна покраснел еще больше.
- Это будет хорошо и для нас тоже, - принялся торопливо болтать Юдхиштхира, как он обычно болтал, когда старался в чем-то убедить окружающих, но сам понимал, что получается у него плохо, - провести такое глобальное мероприятие. Мы сможем продемонстрировать наш Хастинапур всей галактике. Даже панчалы могут приехать, вы можете поверить в это?
Бхима поморщился, чем вполне выразил свое отношение к панчалам в целом.
- А ты будешь участвовать? – вдруг спросил Юдхиштхира, повернувшись к Бхиме. – В поединке на мечах, я имею в виду.
- Только если Дурьодхана тоже будет участвовать, - сказал Бхима с не слишком приятной улыбкой на губах.
________________________________________
Продолжение следует

@темы: Хастинапур, Фанфики, Переводы, Пандавы, Махабхарата, Кауравы, Дурьодхана, Бхишма, АУ

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Махабхарата

главная