Jasherk
Солдат замужем
Автор: Nenena
Перевод: Jasherk
Бета: Мурчик
Название: Mahabharat Story, или Космическая Махабхарата, в нашем варианте
Фэндом: Махабхарата
Персонажи: царская семья Куру, пандавы, Карна, царская семья Панчала, семья Дроны, Шалья и т.д.
Жанр: эпик, фантастика, драма, романс, приключения, ангст (пожалуй, все виды, кроме детектива, порно и туалетного юмора)
Рейтинг: G
Правовая оговорка: герои принадлежат Ведавьясе Двайпаяне Кришне
Комментарий автора: чтобы узнать больше информации и полезных фактов о персонажах и событиях, пожалуйста, посетите страницу mahastory dot livejournal dot com.
С любовью и благодарностью Neeti и Steelehearts за бета-ридинг главы.

Начало пролога

Про свадьбы и безжалостную судьбу

Про аномальную беременность Гандхари



Финальная часть пролога. Хорошие новости не всегда такие хорошие, как кажется

XII.
«Вот так?» - спросил Дурьодхана, отрывисто стуча пальцами по забавной выпуклой клавиатуре компьютера его отца.
«Дед Бхишма большая тупая задница», - прочел компьютер напечатанный им текст своим обычным вежливым нежным женским голосом.
«Дурьодхана, зачем ты пишешь такие вещи?» - удивился Дхритараштра и потянулся через плечо сына, чтобы стереть написанное.
«Потому что это правда. Ты бы знал, сколько он задал мне вчера домашней работы по математике!»
«А ты вместо того, чтобы заниматься ей, играешь с папиным компьютером?»
«Как будто царю могут когда-либо пригодится эти длинные дроби», - Дурьодхана раздраженно потыкал в клавиатуру, и компьютер послушно зачитал: «Л.Л.Л.Л.Л.Л.»
Дхритарашта засмеялся. Дурьодхану всегда завораживал «специальный папин компьютер», и он очень любил водить пальцами по странным объемным клавишам на его клавиатуре. Но до сегодняшнего дня Дхритараштра еще не разрешал ему баловаться с текстовой программой.
«А есть способ сделать так, чтобы она перестала разговаривать?» - спросил Дурьодхана.
«Ну, тогда ведь это будет просто обычный компьютер, правда?»
«Как ты им пользуешься, если он постоянно сразу же сообщает всем вокруг каждое слово, как только ты его напечатаешь?»
Дхритараштра наклонился к своему сыну и шепнул ему на ухо: «Вот поэтому папа всегда использует наушники, когда работает на компьютере»
«О, - Дхритараштра услышал, как его сын почесал нос, привычка, которая означала, что он очень глубоко задумался – а потом сказал: - А это что?»
Минуту Дхритараштра молчал, ожидая, что его сын вспомнит, что отец не может увидеть, на что он показывает. Потом Дурьодхана быстро пояснил:
«Такая круглая черная штука с мерцающими огоньками внутри нее».
«Ах, это, - Дхритараштра пересек свой кабинет и аккуратно взял вещь, о которой шла речь, вернулся обратно к своему компьютерному столу и протянул ее сыну. – Это карта всей изученной вселенной. Она была моего брата».
«Дяди Видуры?»
«Нет, другого моего брата… Ты его не встречал. Он умер уже очень давно. – У Дхритараштры внезапно встал комок поперек горла. Конечно, он никогда не мог видеть глобус-карту, которую держал его сын. Но когда они с Панду были примерно в том возрасте, как сейчас Дурьодхана, Панду мог подолгу сидеть, разглядывая эту карту и описывая своему брату словами формы, размеры и расположение звезд и галактик.
Дурьодхана немного помолчал, а потом сказал: «Я никогда не встречал никого, кто бы потом умер». – Он протянул глобус звездного неба обратно своему отцу. – «Это звучит так, как будто это очень грустно».
«Это очень грустно», - Дхритараштра прижал глобус к груди, но потом услышал как Дурьодхана крутится на стуле перед его компьютером, а потом он вдруг остановился, опять показал на что-то и спросил: «А это что?»
«Молодой человек, тебе бы на самом деле стоило заняться своей домашней работой».
«Но я хочу быть здесь, - сказал Дурьодхана и снова стал крутиться на стуле. – Здесь. С тобой».
Дхритараштра резко отвернулся, пересек комнату, чтобы поставить электронный глобус, полностью бесполезный для него, обратно на полку, где он держал его. «Папа занят, - неохотно сказал он, хотя это было правдой. Он действительно был занят, прослушивая то, как компьютер зачитывал ему недельный список отчетов от его советников, и членов кабинета, и союзников из разных миров, когда Дурьодхана проник в его кабинет и просочился между отцом и клавиатурой, умоляя дать ему поиграть с компьютером.
«Ты всегда занят», - ответил Дурьодхана, не осуждая, а, к сожалению, с тихой покорностью и печалью в голосе, пронзившей Дхритараштру в самое сердце.
«Давай вот что сделаем, - сказал Дхритараштра. – Мы можем заниматься каждый своими делами вместе. Ты можешь принести сюда свою домашнюю работу, и … - Дхритараштра не договорил, прислушиваясь к звукам за дверью. Кто-то приближался ко входу в его кабинет. Это был Бхишма – Дхритараштра узнал его по манере стучать в дверь. – Входите», - сказал он.
Бхишма вошел и поклонился Дурьодхане: «О, неужели это наш праздный принц!»
«Я собирался делать домашнее задание! – быстро ответил Дурьодхана. – Клянусь, я собирался. Мне и папа сказал…»
«Я знаю, что ты бы его сделал, - Бхишма протянул руку и автоматически взъерошил волосы Дурьодхане. – Но прямо сейчас я искал тебя, чтобы передать, что твоя мать хочет видеть тебя».
«Да, конечно, сэр», - Дурьодхана соскользнул с бесконечно увлекательного вращающегося стула своего отца и выбежал в дверь. Бхишма подошел ближе и мягко спросил:
«Он ведь не мешал тебе, нет?»
«Никогда».
«Мне искренне жаль, что ты не можешь видеть его, - сказал Бхишма. – Такое лицо! Он будет покорителем женщин. Хотя, не могу не заметить, - Бхишма усмехнулся, - внешность он унаследовал от своей матери. В нашей семье еще никто не был таким привлекательным».
«Я сейчас в тебя книгой брошу», - притворно возмутился Дхритараштра, нащупывая корешок какого-то особенно толстого тома поблизости.
«Ты же не изобьешь беспомощного дряхлого старика, верно?»
«Так зачем ты хотел со мной увидеться?» - спросил Дхритараштра, отсутствием ответа подтверждая очевидное.
«Меньше чем через неделю Дурьодхане исполнится девять лет».
«Я знаю, - Дхритараштра уже давно установил новую традицию не делать большого события из дней рожденья своих сыновей: просто их было слишком много, чтобы имело смысл каждый раз устраивать пышный праздник. Это было бы непрактично. Но тем не менее, вот уже несколько недель он ломал себе голову над подарком для Дурьодханы. Вероятно, именно это и хотел обсудить с ним Бхишма, подумал Дхритараштра.
«Я бы хотел проследить, чтобы он начал изучать, ммм, искусство джентльменов», - вместо этого сказал Бхишма.
Дхритараштра растерялся.
«Но он знает, как обращаться со столовым набором из 18 предметов с тех пор, как ему было шесть. И знает, как надо кланяться и обращаться к старшим. Он даже в носу уже давно не ковыряет на публике. Хотел бы я сказать тоже самое о его брате Саме!»
«Я имел в виду не эти умения джентльмена, а скорее…»
Внезапно Дхритараштра понял, куда клонит дядя.
«О, боевые умения, ты хотел сказать?»
«Ну ему следует, по меньшей мере, знать, как обращаться с мечом и луком, как стрелять из винтовки, как…»
«Но это же глупо. Это просто нонсенс».
«Как и загарпунивание рыб, но это еще и наша традиция, Ваше Величество».
«Он уже загарпунил своего первого красного гребнеспина. Может достаточно бессмысленных традиций для одного принца?»
«А я считаю, ему это будет полезно», - быстро возразил Бхишма.
«Почему?» - удивленно поднял брови Дхритараштра.
«А ты помнишь, как мы взяли его на рыбалку? Ему это понравилось. Потому что у него это хорошо получалось. Я вложил гарпун ему в руки в первый раз, но он сразу же взял его и стал использовать, как опытный профессионал. Я уверен, что он будет отличным фехтовальщиком. И я думаю… - Бхишма глубоко вздохнул, а потом очевидно решил, что лучше говорить до конца. – Я думаю, что ему будет полезно заниматься чем-то таким, что у него будет хорошо получаться».
«О», - мягко сказал Дхритараштра.
«Он не такой, как ты, - тихо продолжил Бхишма, - Ему сложно далось обучение чтению и письму, ему исключительно тяжело дается математика. Он не рожден для того, чтобы быть книжным червем, но он… он старается изо всех сил. Иногда мне кажется, что он старается для меня. Он постоянно ощущает очень тяжелый груз ожиданий, ты знаешь. Его братья следуют за ним и смотрят на него, как на самого лучшего. Всегда обращаются к нему за помощью с тысячами вопросов, как по математике, так и с докладами по книгам. А он не всегда может, ну, дать им то, что они хотят».
«Но ему нет еще даже девяти лет».
«На самом деле он старше своих лет, и ты это знаешь, - твердо сказал Бхишма. – Так всегда бывает с теми, у кого есть младшие братья. Ты сам был таким».

Дхритараштра помолчал, а потом спросил: «Всегда старался заслужить твою похвалу, ты это имеешь в виду?»
«Да».
«Подойди сюда, - сказал Дхритараштра, указывая в сторону окна, занимавшего большую часть стены. Бхишма последовал за Дхритараштрой к окну, Дхритараштра открыл одну секцию, и комната наполнилась запахом летней травы и цветов. Из окон царского кабинета открывался вид на спускавшийся к дворцовым садам зеленый холм, с разбросанными по нему деревьями и маленьким прудом, в котором плавали несколько экзотических, предусмотрительно неплотоядных рыб. Сегодня холм был наполнен смехом и топотом маленьких ног, топчущих траву и дорожки; Дхритараштра слушал, как его дети играют за окном, все то время, пока разговаривал с Бхишмой.
«Что ты видишь?» - спросил он своего дядю.
Бхишма наклонился к окну.
«Я вижу царицу, - стал описывать он для Дхритараштры. – и, пожалуй, примерно пятнадцать твоих сыновей, играющих в догонялки. Дурьодхана сидит рядом со своей матерью, похоже, он чем-то занят… У него на коленях книга. А в руке - карандаш. Царица что-то ему говорит, но, не похоже, что он слушает. На шее у царицы гирлянда из свежих цветов. Могу предположить, что ее сплели и подарили ваши сыновья. Думаю, садовники будут не в восторге, когда обнаружат, какой ущерб был нанесен детьми их изысканным цветочным композициям».
Дхритараштра улыбнулся.
«Зачем ты мне это показываешь?» - спросил Бхишма.
«Просто чтобы ты увидел, что они славные дети, - сказал Дхритараштра. Он закрыл ставни, приглушив звуки смеха и топота – для Бхишмы, по меньшей мере – и отступил от окна.
Бхишма колебался с минуту, потом заговорил снова:
«Он не блещет в учебе и, вероятно, никогда и не будет блистать, - прямо сказал Бхишма. – Хороший ли он паренек? Да. И прирожденный лидер. Я много раз видел, как уверенно он управляется со своими младшими братьями. Он немного тормозит на старте – и ему тяжело даются многосложные задачи, и это его раздражает. Он не самый одаренный. Но опять же, - добавил Бхишма, - твой брат тоже никогда не блистал, и он был хорошим царем. У него были такие советники, как ты, в конце концов. Когда-нибудь у Дурьодханы тоже будут».
Дхритараштра прошел к столу и сел на вращающийся стул, который так нравился Дурьодхане.
«А я помню, как ты сказал мне, что все они демоны, и что мне следует уничтожить их всех до одного».
Бхишма не ответил.
«Спасибо тебе», - сказал Дхритараштра.
«За что?»
«За твою честность. Я хотел услышать от тебя, что ты думаешь о нем, - внезапно он улыбнулся и сказал, - Точно. Я понял. Теперь я знаю, что я подарю ему на день рожденья на следующей неделе».
«Что?»
"Меч его деда".
«Ваше Величество?"
"Я думаю, ты прав, Бхишма. Мы слишком давим на него, слишком много от него требуем – заставляем расти, слишком быстро, - Дхритараштра развел руками перед собой, а потом пожал плечами. – Фехтование может быть бесполезным и даже опасным, но если это доставит ему удовольствие, то почему нет? И Дурьодхана может воспринимать это, как игру. К тому же, ты сказал, - закончил Дхритараштра со вздохом, - это может быть к лучшему для него, если у него появиться хобби, в котором он будет реально лучше всех».
________________________________________
XIII.
Собрания кабинета министров никогда не прерывались без крайней необходимости. Вот почему, когда в зал ворвался крайне встревоженный Санджая и потребовал внимания царя, Дхритараштра сначала со страхом подумал, что либо на Хастинапур падает гигантский метеорит, либо Панчал объявил им войну, либо кого-то из его сыновей съела рыба.
«Это Ваш брат!» - сказал Санджая.
На мгновение Дхритараштра растерялся: «Видура же здесь», - сказал он, и сидевший непосредственно рядом с ним Видура сразу же подтвердил: - «Да, я здесь».
«Другой Ваш брат, - выдохнул Санджая. – Он на связи, по звуковому каналу. Я могу принести сюда аппарат, если Вы желаете, Ваше Величество».
Дхритараштра все еще пребывал в растерянности: «Панду мертв», - сказал он, не зная, что еще можно на это ответить.
«Да, разве Лорд Панду еще жив?» – потребовал объяснений министр Здравоохранения. Мгновенно весь кабинет наполнился шумом голосов. Видура вскочил и начал кричать на всех, а Дхритараштра повторил еще раз, больше для себя, чем для кого-то еще: - «Но Панду мертв».
«Ваше Величество! – закричал Санджая, перекрывая поднявший гам. – Связь из отдаленного района и очень не стабильна!»
«Уже иду, - сказал Дхритараштра, буквально проталкиваясь сквозь взволнованную толпу, в то время, как более спокойная, рациональная часть его разума продолжала настаивать на том, что Панду умер, Панду умер, он не мог быть все еще жив, спустя столько лет. Это же понятно, что его не стало уже больше десяти лет назад».
«Ваше Величество», - сказал кто-то, вкладывая трубку коммуникатора в руку Дхритараштры. Кто-то еще сдерживал толпу министров, не давая мешать ему, и еще какой-то неизвестный помощник подсказал: - «Пожалуйста, сюда, Ваше Величество».
Дхритараштра последовал за ним в сторону, сжимая в дрожащей опущенной руке коммуникатор, который ему дали, с ужасом ожидая, что он может услышать, когда поднимет ее к уху. «Возможно ли, что это звонок из загробного мира?» - подумал он, невольно вспоминая дурацкие фильмы ужасов, которые его сыновья любили иногда смотреть поздно ночью.
«Мы подождем снаружи, Ваше Величество», - сказал еще один помощник, и Дхритараштра понял, что его провели в отдельную комнату и оставили одного. Дверь закрылась. Дхритараштра сглотнул, а затем поднял трубку к уху.
«Мне теперь надо обращаться к тебе «Ваше Величество», да?» - спросил его знакомый голос.
«Панду! Панду! – Дхритараштра закрыл себе рот рукой, испугавшись, что закричит. – Это… это и правда ты?»
«А что у меня есть клон, о котором мне лучше знать заранее?»
«Ты не умер?» - спросил Дхритараштра.
«О, да. Я призрак, который явится за твоей дуууууууушой!»
«Это глупо и не смешно, - прошипел Дхритараштра, изо всех сил сжимая трубку. – Я думал, что ты умер! Мы все так думали! Как получилось, что ты еще жив? Как ты выжил?»
«Ну, я все еще жив, и еще какое-то время поживу, - радостно ответил Панду. – Прости, если разочаровал».
«Но прошло уже пятнадцать лет! – закричал Дхритараштра в трубку. Он сам не знал, зол он, или счастлив до одури, или напуган снова услышать голос своего брата – особенно теперь, когда он уже давно перестал оплакивать и мучительно горевать о смерти Панду. – Если ты был жив, почему ты… почему ты не звонил, не писал, ничего???»
«Изгнание, помнишь? Вообще-то мне нельзя с тобой вообще никак контактировать».
«И почему же тогда ты звонишь?»
«Потому что я решил, что мое изгнание закончилось! – засмеялся Панду. Было похоже, что он от души наслаждается реакцией своего брата на все происходящее. – Угадай откуда я звоню? Я тебе подскажу. Начинается на «бензо…», а кончается на «колонка», и мы всего в семистах сотнях единиц от того места, где находишься ты сам».
«Я не понимаю»
«Я возвращаюсь ДОМОЙ!»
«Почему? – растерянно спросил Дхритараштра. – Ты исцелился? У тебя… у тебя… как они это называют? У тебя ремиссия?»
«… Нет».
«Тогда почему?»
«Не думаю, что мне осталось много времени, - вдруг сказал Панду, вся шутливость исчезла из его голоса. – Есть кое-что, что я должен сделать, прежде чем уйду. Есть кое-кто… О, я не успею тебе все сейчас рассказать. Не так. Не по коммуникатору с бензоколонки посреди неизвестно где. Послушай, я тебе вот что скажу. Нечто совершенно удивительное произошло с нами…»
«С нами?»
«Да, с Кунти, Мадри и со мной».
«Они до сих пор тебя не бросили? После пятнадцати лет изгнания в лесах?»
«Ха-ха-ха, как смешно. За это я теперь точно не скажу тебе ничего, - было похоже, что Панду опять повеселел. – Придется тебе ждать. Я буду во дворце ближе к вечеру. И со мной будет потрясающий, совершенно удивительный сюрприз. Ты просто глазам своим не поверишь!».
«Подожди минуту, Панду!»
«Вот черт, у меня не осталось монеток для этой тупой штуковины, - внезапно выругался Панду. – Слушай, у меня заканчивается оплаченное время, а я еще хотел…»
Коммуникатор замолк, и Дхритараштре осталось слушать только гудение в трубке и механический голос, упорно повторяющий, что оплаченное время звонка истекло. Дхритараштра медленно опустил аппарат.
«Я должен сказать Видуре, - подумал он, пытаясь найти дверь из комнаты, в которой его оставили.
Он нашел ее по шуму голосов с другой стороны. Там была целая толпа народа. Дхритараштра открыл дверь и, не отвлекаясь на дюжины вопросов, задаваемых ему со всех сторон, направился мимо множества помощников, и министров, и первых ласточек из той все возрастающей толпы репортеров, которые как-то умудрялись уже пробраться во дворец:
«Видура! – выкрикнул он. – Где Видура?»
«Я здесь, - неожиданно ответил тот совсем рядом. А затем, полностью забыв о множестве пар глаз, наблюдающих за ними, Дхритараштра обхватил своего испугавшегося брата обеими руками, крепко обнял его и сказал: «Панду жив и он возвращается домой. Сегодня».
Дхритараштра только сейчас понял, что слезы текут по его щекам.
«Ты шутишь?»
«Стал бы я шутить такими вещами?» - хмыкнул Дхритараштра.
Сначала Видура помолчал, осмысляя новости. А потом сказал:
«Жалко, что он не приехал на неделю раньше. Он бы тогда успел на церемонию инициации Дурьодханы».
«Дурьодхана! – резко выдохнул Дхритараштра. – Мне надо было рассказать… Я же не сказал Панду о нем! Или, думаешь, он и так знает? Я имею в виду, он ведь жил в лесах столько лет, но неужели за все это время ему не попалось в руки ни одной газеты или…»
«Ну, в таком случае у нас есть потрясающий сюрприз для него, верно? – сказал Видура. Потом задумался и добавил: - Думаю, не стоит показывать ему всех детей разом. Не уверен, что такой шок пойдет ему на пользу. Их все-таки 101 человек. Представляю, как сильно он удивится!»
________________________________________
XIV.
«Там толпа людей с камерами, - описывал Дурьодхана, пока вел отца мимо скопления репортеров и операторов, выстроившихся по обе стороны от их дороги. – И еще один ковер положили поверх обычного. Такой ярко красный».
Дхритараштра слышал, как щелкает вокруг множество камер, и сдавил руку своего сына сильнее, чем это было необходимо.
«Улыбайся и маши им», - прошептал он, хотя и знал, что Дурьодхана, скорей всего, уже это и делал – он умел вести себя перед камерами. К тому же он был очень фотогеничен, о чем часто говорили Дхритараштре разные люди.
«Я не понимаю, почему нам пришлось напялить на себя эти дурацкие официальные робы», - пожаловался Духшасана, идущий на шаг позади них.
«Потому что сегодня особый случай», - твердо ответил ему Дурьодхана, со своей стороны ничего не имевший против вычурных торжественных одеяний принцев.
Дхритараштра слышал, как остальные принцы шепчутся между собой, идя вслед за Духшасаной. Гандхари и Духшала замыкали внушительную процессию. Хотя сам Дхритараштра предпочел бы, чтобы Гандхари была сейчас рядом с ним. Но хотя бы рука Дурьодханы, сжимавшая его руку, помогала ощущать себя в безопасности.
«Впереди дверь, - сказал Дурьодхана. – Мы заходим?»
«Да», - ответил Дхритараштра, и Дурьодхана толкнул тяжелую деревянную дверь перед собой. Они прошли в широкое открытое лобби, по счастью свободное от докучных репортеров и их мигающих камер.
«Сюда, сюда», - позвал Дхритараштра остальных сыновей. Он мог слышать, как Дурьодхана бегает туда-сюда, направляя и расставляя младших братьев, и угрожает побить Саму, который опять ковырял в носу. Последней вошла Гандхари, аккуратно ведущая впереди себя Духшалу, закрыла за собой дверь, и вздохнула с облегчением.
«Нам еще придется идти обратно через этот ров со львами, верно?» - спросила она.
«Ты угадала. Сначала у нас есть возможность встретиться наедине, но потом придется улыбаться в камеры».
«ПОДСЧЕТ ПО ГОЛОВАМ!» - неожиданно крикнул Дурьодхана.
Дети начали считать себя, и когда Духшала последней пискнула: «Девяносто девять!» и весело засмеялась, Гандхари застонала и пробормотала: «Мы где-то потеряли двоих».
«Где?»
«Да где угодно между этим залом и восточным крылом дворца».
«Это моя вина, - вмешался Дурьодхана. – Мне надо было лучше… Я сейчас вернусь и найду их…»
«У нас уже нет времени, - одернул его Дхритараштра, прислушиваясь к звукам движения за другой дверью с противоположной стороны лобби, пока что закрытой. – Вы подождите здесь с мамой, пока я не позову вас. Дурьодхана, пойдем со мной».
Дхритараштра зашагал вперед, сжимая свою трость, слыша, как Дурьодхана нервозно следует за ним, как и положено, отставая на шаг. Дхритараштра очень старался идти спокойно и царственно, с достоинством, как он умел это делать при необходимости, но, когда он услышал знакомые шаги с другой стороны, он просто бросил свою трость и, не задумываясь, побежал вперед. Он едва успел заметить звук хлопнувшей двери, как в порыве воздуха на него налетел Панду, обхватил его обеими руками, крепко обнимая и задыхаясь от порыва. «Я так скучал по тебе! Так скучал! Так сильно! Сильно-сильно!!!» - сказал он, судорожно осыпая поцелуями щеки Дхритараштры.
Дхритараштра сжал своего младшего брата так крепко, как только мог, подхватил его и закружил, громко смеясь. Хотя, наверно, не было ничего смешного в том, что Панду стал легкий, как перышко, и в том, что Дхритараштра мог буквально чувствовать его кости, выпирающие под одеждой. Но потом Панду вдруг схватил его за волосы и потянул за них, крича: «Ой, у тебя появились СЕДЫЕ ВОЛОСЫ!», так будто это было самым удивительным открытием в истории Хастинапура, и Дхритараштра снова засмеялся, разом позабыв пугающую легкость Панду. А потом они оба начали говорить одновременно.
«А где Видура?»
«Он рядом, сдерживает этих шакалов папарацци».
«А мы прошли через черный ход…»
«А я знал, что ты так и сделаешь…»
«Думал, у охранников будет сердечный приступ, один из них реально схватился за сердце, представляешь?»
«А где Кунти и…?»
«Будут через минуту, о, и ты не поверишь, у меня есть потрясающие новости… О!»
Дхритараштра моргнул, испугавшись нетипичной паузы в бурном потоке слов его брата. А потом он услышал, как из-за его спины Дурьодхана сказал: «Добрый вечер, сэр».
Панду сначала ничего не ответил. Он молчал несколько минут. А потом неожиданно схватил Дхритараштру за одежду на груди и спросил странным, охрипшим голосом: «Кто это?»
«А, - Дхритараштра почувствовал, как невольная улыбка растягивает его рот от уха до уха. – Это мой старший сын. Дурьодхана».
«До… добрый вечер, сэр», - повторил Дурьодхана, но его голос прозвучал уже куда менее уверенно. Дхритараштре стало любопытно, что за выражение его сын видел на лице у Панду.
А Панду вдруг резко схватил Дхритараштру за лицо и прошипел: «Сколько ему лет?»
Его вопрос прозвучал очень требовательно. Почти панически.
«Тринадцать, - растерянно ответил Дхритараштра, начиная ощущать, как тугой узел плохих предчувствий стягивается у него в желудке. Совсем не так он представлял себе этот момент. «Буквально на прошлой неделе он прошел инициацию на торжественной церемонии продевания крючка».
«На прошлой… неделе?» - Панду задрожал, и уронил руки с лица Дхритараштры. «О, нет. О, нет! - его голос вдруг прозвучал приглушенно, и Дхритараштра понял, что он спрятал лицо в ладонях. – Этого не может быть. Юдхиштхире исполнилось тринадцать на прошлой неделе тоже».
«Кому?»
«Кто все эти люди позади тебя?» - неожиданно спросил Панду, и прежде чем Дхритараштра смог ответить, он услышал еще один голос – детский голос откуда-то из-за спины Панду, тоже спросивший: «Кто все эти люди, папа?»
Панду схватил брата за руку и дрожащим голосом сказал: «Нам надо все обсудить. Прямо сейчас».

________________________________________
Продолжение следует.

Тадададам!!!!! Nenena закончила в аккурат на том моменте, с которого начались проблемы. В следующей главе ждите трех старших пандавов. И самые первые семена будущей страшной войны будут брошены в ничего еще не подозревающие земли Куру.

@темы: Хастинапур, Панду, Махабхарата, Кауравы, Дхритараштра, Бхишма