Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:05 

"Космическая Махабхарата" от Nenena. Третья часть длинного пролога

Jasherk
Солдат замужем
Автор: Nenena
Перевод: Jasherk
Бета: Мурчик
Название: Mahabharat Story, или Космическая Махабхарата, в нашем варианте
Фэндом: Махабхарата
Персонажи: царская семья Куру, пандавы, Карна, царская семья Панчала, семья Дроны, Шалья и т.д.
Жанр: эпик, фантастика, драма, романс, приключения, ангст (пожалуй, все виды, кроме детектива, порно и туалетного юмора)
Рейтинг: G
Правовая оговорка: герои принадлежат Ведавьясе Двайпаяне Кришне
Комментарий автора: чтобы узнать больше информации и полезных фактов о персонажах и событиях, пожалуйста, посетите страницу mahastory dot livejournal dot com.
С любовью и благодарностью Neeti и Steelehearts за бета-ридинг главы.

Начало пролога

Про свадьбы и безжалостную судьбу



IX.
«Подойдут такие? - спросил Бхишма, выкатывая последние неуклюжие дыни в раскинутые руки Дхритараштры застывшими от холода пальцами. – Они заморожены с прошлого года, но это лучшее что персонал пищеблока смог мне предложить, потому что, сам знаешь, сейчас не сезон для этих штук».
«Я знаю. И она знает. Зайдешь?» - спросил Дхритараштра, прижимая шесть ледяных оранжевых дынь к груди и надеясь, что сила гравитации и трение удержат другие шесть, положенные на них сверху. Он повернулся и, неуклюже покачиваясь, направился в сторону спальни, которую делил со своей супругой.
«Любимая?» - позвал он, слыша шаги идущего за ним Бхишмы.
«Я здесь, милый, и передай Лорду Бхишме, что он святой!» - голос Гандхари долетел до них откуда-то издалека, хотя на самом деле идти было не так далеко. Дхритараштра завернул за угол, и они вошли в спальню.
«Ох, - сказал Бхишма, обойдя Дхритараштру. – Ваше Величество… Вы не очень-то хорошо выглядите».
«Это не совсем то, что леди хотелось бы услышать, дорогой дядя, - ответила Гандхари из своего неизменного (и, как начал опасаться Дхритараштра, уже постоянного) полусидячего-полулежачего положения на их общей кровати. – Даже в три часа утра. Боюсь, ты только что внезапно утратил свою святость. Ты ведь не забыл, что в аду есть специальное место для тех, кто обидно говорит о внешности милых дам, верно?»
Дхритараштра вдруг подумал, что не может придумать никакого разумного объяснения тому, что принес эту гору дынь им в спальню самостоятельно, если мог просто отдать приказ, чтобы слуги позаботились об этом. Но вдруг Гандхари сказала:
«О, просто брось мне одну, а остальные свали на кровать. Мне кажется, я готова их все проглотить одну за другой».
«Но они же мороженные…»
Гандхари иронично хмыкнула:
«Я ношу ребенка уже десять проклятых месяцев, я думаю, я управлюсь с несчастной замороженной дыней».
«Ну, ты же моя царица, - ответил Дхритараштра, давая полудюжине мороженных дынь упасть перед ним. Потом он нагнулся, подобрал одну из них и бросил своей жене. Она поймала, как он и был уверен, несмотря на повязку на глазах. – В следующий раз, когда тебе среди ночи захочется чего-нибудь этакого, пожалуйста, попробуй захотеть такой еды, чтобы она не была на полгода вне сезона».
«Моя детка уже больше чем на месяц вне сезона, - проворчала Гандхари. Дхритараштра был отчасти изумлен, но отчасти даже и не удивлен, когда через минуту он услышал, как жена разрывает все еще замерзшую дыню просто пальцами.
«Я могу принести нож», - предложил Бхишма.
«Не нужно. Я уже справилась, - левой рукой Гандхари зачерпывала пригоршни ледяной дынной мякоти и скорее совала их в рот. – Да, отлично. Это именно то, что мне было нужно».
Дхритараштра запнулся об одну из твердокаменных дынь у себя под ногами. Они все были покрыты льдом, уже начавшим подтаивать и впитываться в плюшевый ковер в его спальне. Он мог себе представить, какую грязь развела жена у них на постели. Он вздохнул, повернулся к Бхишме и кивнул движением, который как они оба понимали, означал, что Бхишма может идти.
Но Бхишма не ушел. Вместо этого, он обошел вокруг кровати со стороны Гандхари, и опустился на колено возле нее. Гандхари на миг перестала поглощать свою практически растерзанную дыню и выдохнула от неожиданности, когда Бхишма внезапно протянул руку и дотронулся до ее раздувшегося живота.
«Ты просто дирижабль», - сказал он.
«Ты ведь помнишь, что я говорила про особое место в аду, верно?»
«Но это ненормально».
«Да, я слегка перенашиваю. Но это вполне нормально. С женщинами это регулярно случается. Хотя тебе-то откуда это знать».
«Но большинство женщин не становятся таким огромными, что даже с постели встать не могут».
«Просто это будет крупный ребенок».
«Послушайте, я в курсе, что вы хотите родить ребенка полностью естественным путем, но…»
«Но есть причина, почему существуют доктора, - договорила Гандхари, подражая тону Бхишмы настолько удачно, что у Дхритараштры мурашки по спине побежали. – Я уверена, что мой муж уже обсуждал эту тему с тобой. Моя мама родила меня без использования ультразвука, эпидуральной анестезии или каких-либо обезболивающих или наркотиков, и будь я проклята, если я собираюсь заставить моего ребенка пройти через что-либо подобное».
«Мы решили, что даже не будем пытаться узнать мальчик это или девочка, - напомнил своему дяде Дхритараштра, подняв руки. – Она права, ты подумай, насколько это увлекательнее, если будет сюрприз». Он очень надеялся, что это не прозвучало так, будто он пытается убедить самого себя.
«Послушай, - нетерпеливо сказала Гандхари. – Я первая готова признать, что это то еще удовольствие, когда тебе рвет каждое утро, мочевой пузырь все время сплющен до невозможности, отекшие ноги, но, полагаю, наличие у тебя Y-хромосомы делает это недоступным для твоего понимания. Поверь мне, это стоит того, чтобы перетерпеть все это… Так оно будет более… Да ты не поймешь, все равно».
«Увлеченность процессом это, конечно, здорово, но… - Бхишма встал, шурша своей намокшей от подтаявшего льда одеждой. – Это ведь не только твой ребенок, понимаешь? Это будущий царевич или царевна династии Куру. Это может быть наследник трона. Ты можешь, сколько угодно веселиться и болтать о том, что родить полностью естественным путем - это здорово и бесценно. Но это не меняет того, что ты не можешь – не должна – не имеешь права подвергать опасности здоровье ребенка. Уже сейчас ты перенашиваешь. Очень сильно. И я встревожен. И люди встревожены. Все встревожены! Или, ты думаешь, таблоиды не раздувают слухи о ребенке-уроде? Мои советники постоянно на связи с врачами со всех концов планеты, и они говорят мне, что необходимо срочно вмешаться, чтобы спасти ребенка. Ну, хотя бы… - Бхишма всплеснул руками от фрустрации, - хотя бы ультразвук или, как они сканируют, что там с ребенком, ты можешь сделать? Просто чтобы убедиться, что все хорошо и нет нужды волноваться…»
«Излучение от таких машин может навредить малышу», - упрямо сказала Гандхари с полным ртом мороженной дыни.
«Ты такая же упрямая, как Дхритараштра в том что касается его несчастных глаз! – неожиданно огрызнулся Бхишма. – Да ты посмотри на себя! Ты женщина, прикованная к постели огромным животом на одиннадцатом месяце беременности, с повязкой на глазах и пожирающая мороженые дыни, которые ты раздираешь голыми руками. И ты говоришь мне, что аппарат УЗИ облучит твоего ребенка до смерти?!! - Бхишма резко обернулся к Дхритараштре, стоявшему по другую сторону кровати, - А ты! Ты ее муж, отец этого ребенка, ты что не можешь ее заставить послушать тебя?»
«Ты всерьез считаешь, что ребенку угрожает опасность?» - спросил Дхритараштра спокойно, но довольно-таки холодно.
«Честно? Да! – Бхишма вышел из-за кровати и направился к дверям. – Так что, если Вы, по меньшей мере, нанесете визит доктору и сделаете скан… это сделает Вашего старого дядю Бхишму очень счастливым».
Дхритараштра медленно выдохнул, затем тихо произнес: «Хорошо. Мы сходим к врачу».
«Отлично, - сказала Гандхари, слизывая дынный сок со своих рук. – Но это будет твоя вина, если ребенок родится с уродской третьей рукой или чем-то подобным».
«Любой ребенок-урод, которого мы с тобой принесем в этот мир, будет на своем месте в нашей семье».
Гандхари помолчала немного, затем задумчиво положила еще кусок дыни себе в рот.
«Тут ты прав, - сказала она. – Это так».
________________________________________
X.
«Сказать правду? Я никогда не видел ничего подобного раньше», - произнес доктор нервно.
Дхритараштра сразу узнал этот нервный голос и манеру говорить. Это был тот же доктор, который сообщил Панду о том, что в его яичках обнаружили рак (да и во всем остальном теле тоже). Дхритараштра подумал, что с его стороны довольно невежливо, что он не может вспомнить имя этого доктора. Но с другой стороны, это было и неудивительно, поскольку, похоже, именно этот доктор всегда сообщал им плохие новости. А потому Дхритараштре не так уж хотелось помнить его имя.
Дхритараштра похлопал по плечу Видуры.
«Опиши мне, как это выглядит еще раз», - попросил он.
«Это выглядит как куча белых маленьких пятнышек. Очень много белых маленьких пятнышек».
«А это совсем не то, как должен выглядеть снимок ребенка с помощью ультразвука?»
«Нет, - сказал доктор. – Потому что очевидно, что это не ребенок».
«Но это глупо. Гандхари чувствовала, как он пинается. Да я сам ощущал эти пинки. Я слышал его сердцебиение!»
«Сердцебиение? Вы уверены?»
«Не глупите, я слышу намного лучше, чем вы все! – зло прошипел Дхритараштра. – Гандхари уже в курсе?»
«Она сейчас дремлет в другой комнате, - сказал Видура. – Мы сначала сообщили тебе. Дядя Бхишма везет сюда Вьясу…»
«Только не его!»
«Я знаю. Я знаю, - быстро сказал Видура. – Но, кажется, он единственный, кто может спасти вашего ребенка…»
«Но это не ребенок, - снова сказал доктор. Его голос звучал испуганно, что и не удивительно, учитывая возможную реакцию царя, которому он сообщил эти новости. – Это противоестественно, что бы это ни было. Это никак не может быть человеческим…»
«Не смейте так говорить», - огрызнулся Дхритараштра.
«Бесспорно, что это не ребенок, - прозвучал сбоку от Дхритараштры низкий, могильный голос. – Это скорее множество детей, если вы спросите меня, - Вьяса прошел мимо Дхритараштры и приблизился к висящему на стене изображению, которое доктор показывал Видуре. С его появлением комната наполнилась запахом мокрой листвы и немытых ног. – Но для начала, Вы можете уверенно утверждать, что Ваше оборудование не дало сбой?»
«Аб… абсолютно уверен, - вздрогнул доктор. – Мы пробовали больше дюжины раз. И на разных аппаратах. Я думал, она удушит меня, когда мы делали четырнадцатое сканирование, но картинка все время оставалась одной и той же…»
Дхритараштра понял, что Бхишма подошел и стоит рядом с ним. Он услышал, как Бхишма выдохнул со свистом, низко и благоговейно, когда увидел то, что сейчас разглядывал Вьяса. – Это же…»
«Здесь много зародышей, - сказал Вьяса. – Очень, очень много зародышей. – Было слышно, как он стучит пальцем по скану. – Каждое пятнышко – это развивающаяся зигота. И все они выглядят человеческими. Впрочем, они скорее всего погибнут, если останутся в утробе царицы еще немного. Она и сама скорее всего погибнет».
«Сколько их?» - спросил Видура едва слышно.
«Семьдесят? Восемьдесят? Возможно даже больше».
«Это безумие. Это невозможно», - Дхритараштра уставился своими бесполезными глазами в том направлении, где находился Вьяса. – Вы ведь даже не доктор? Вы посещали когда-нибудь медицинскую школу или читали книги по медицине, или хоть что-то?»
«Нет и нет, - пренебрежительно ответил Вьяса и продолжил. – Причина того, что зародыши такие крохотные и слабо развитые даже после 10 месяцев, в том, что для начала их слишком много. Они постоянно жестко конкурируют за ресурсы, получаемые от организма матери, поэтому и растут так ненормально медленно. И неравномерно, хочу заметить, - он снова постучал пальцем по скану. – Некоторые зародыши явно опережают остальные. Вот смотрите, у этого уже явно есть зачатки рук. А другой, вот здесь – это просто точка, скопление стволовых клеток. Возможно, что есть и еще более мелкие, которых не разглядишь невооруженным глазом».
«И что же нам делать? – спросил Дхритараштра – Их можно спасти?»
На мгновение в комнате повисла мертвая тишина. Потом Вьяса тихо спросил:
«Спасти… Ваше Величество?»
«Да. Вы можете сделать что-нибудь, чтобы дать моим детям возможность нормально развиваться? Ну, и, сами знаете, родиться?»
Снова повисла тишина. Она все тянулась и тянулась. Затем Бхишма сказал, очень мягко: «Ты не можешь всерьез говорить об этом».
«Да что за ерунда?»
«Это, - сказал Вьяса, показывая рукой на изображение с ультразвука, - противоестественно. Это просто гадость. Нечто совершенно отвратительное. Оно без сомнения убило бы твою жену, если бы так продолжалось и дальше. Невозможно, чтобы нечто подобное могло случиться без вмешательства некоей силы, далеко выходящей за границы нашего понимания».
«И, похоже, что эта сила не божественной природы», - добавил Бхишма.
«Перестаньте», - прошипел Дхритараштра сквозь сжатые зубы.
Но Вьяса продолжал:
«Я никогда не видел подобного ранее, такого, как здесь, но я узнаю работу демонов, если увижу ее…»
«ХВАТИТ! – отрезал Дхритараштра, взмахнув рукой. – Не смей даже говорить такого! О моих детях!»
«Ваше Величество…»
«Вы НЕ ПОНИМАЕТЕ! – Дхритараштра уже кричал, не заботясь о том, что кричит, не заботясь о том, что практически все в этом крыле госпиталя, скорее всего, могли слышать его. – Они УЗНАЮТ, что вы говорили о них такие вещи. Мои дети будут это ЗНАТЬ! И не имеет значения, что они еще не родились, и что, предполагается, будто они все равно ничего не могут запомнить. Ваши слова прилипнут к ним на всю их оставшуюся жизнь, и они будут ЗНАТЬ, всегда будут ЗНАТЬ, что вы говорили о них…»
«Успокойся, - сказал Видура, пытаясь схватить брата за плечо, но Дхритараштра гневно оттолкнул его руку и повернулся к Бхишме:
«Я это ЗНАЮ, - прохрипел он, - и тебе следовало бы тоже знать об этом! Или ты думаешь, я не помню, как меня называли демоническим отродьем, и как жрецы объявили, что я проклят, но ТЫ и отец не уступили меня им, и как ты всегда защищал меня от них, а теперь ты хочешь, чтобы я отрекся от моих собственных детей еще до их рождения? Даже не дав им ни единого шанса?!»
«Ты… - Дхритараштра еще никогда не слышал, чтобы голос Бхишмы дрожал так сильно. Бхишма облизал губы и пробормотал. – Ты не можешь помнить ничего из этого…»
«Любой ребенок, даже младенец, всегда будет помнить, что его клеймили, как демона!»
«Но тогда был совсем другой случай, - защищаясь, ответил Бхишма, - Не было ничего такого уж ненормального в том, что ты родился слепым. Просто люди излишне суеверны…»
«Нет, это НЕНОРМАЛЬНО! – огрызнулся Дхритараштра, гневно тыча пальцами в свои глаза. – И ты знаешь это так же хорошо, как и я! В этом единственная причина, почему никогда не помогало лечение. И в этом причина, почему ты сделал Панду царем вместо МЕНЯ!»
«У тебя истерика…»
«Я НЕ ДАМ ВАМ УБИТЬ МОИХ ДЕТЕЙ! Я ЭТОГО НЕ ДОПУЩУ!»
В этот момент Видура схватил его за правую руку, а Бхишма за левую, и Видура все пытался успокоить его: «Тише, пожалуйста, тише, умоляю тебя!», но Бхишма поступил более прямолинейно. Он ударил Дхритараштру по щеке с достаточной силой, чтобы у того перехватило дыхание.
«Ну, ты кончил кричать?» - спросил Бхишма, и голос у него был таким ледяным, что мурашки побежали по спине Дхритараштры.
«Только, если ты отказался от мысли убить моих детей,» - ответил Дхритараштра также холодно, стряхнув с себя Видуру и осторожно ощупывая освободившейся рукой опухшую щеку.
Спустя минуту Бхишма тоже отпустил его вторую руку и отступил назад.
«Я могу приказать арестовать тебя за это, ты знаешь», - сказал Дхритараштра.
«Не тупи. Я твой дядя. Я тебя вырастил, молодой человек».
«Я знаю, - Дхритараштра обернулся к Вьясе. – Так что нужно сделать, чтобы спасти моих детей?» - спросил он уже спокойнее.
«Теоретически возможно… - Вьяса задумался, потом сказал, - но выслушай, пожалуйста, сначала одну неприятную вещь, которую мне придется тебе сказать».
«Говори, если должен».
«Ты сам сказал о том, что твоя проблема с отсутствием зрения имеет фундаментально необъяснимые для врачей причины. А теперь, у нас также необъяснимая ненормальная беременность твоей жены. Ну, если, конечно, мы предполагаем, что это твои дети, а не порождения какого-нибудь блудного асура…»
«Моя жена никогда бы… она никогда…»
«Так вот проблема может быть в тебе самом, - продолжил Вьяса, игнорируя то, что его перебили, как и обычно. – Ты когда-нибудь задумывался об этом? Что может быть нечто злое внутри тебя? Проклятие или отметина, или…»
Дхритараштра медленно выдохнул:
«И что, если это так? Что теперь?»
«Я смогу помочь тебе, - сказал Вьяса. – Я могу научить тебя специальной технике, которая поможет тебе избавиться…»
«Я царь. У меня нет времени, для того чтобы сидеть и медитировать, и петь бесконечные бессмысленные гимны богам, - отрезал Дхритараштра. – У меня есть масса более важных дел, вроде того, как управлять целым государством. Целым государством живых людей. Ах да, и еще растить восемьдесят моих детей, если ты сейчас вернешься к нашей теме и сделаешь-таки свою работу».
«Хорошо, - сказал Вьяса. – Для начала нам надо изъять зародышей из тела царицы, чем скорее, тем лучше. Они погибнут или убьют ее, если останутся там дольше. А затем мы будем выращивать их до нужного срока в специальных инкубаторах – такая технология существует, но…»
«Но у нас нет такого количества искусственных маток, - неожиданно подал голос доктор, молчавший все это время. – У нас только двадцать в распоряжении этого института и еще десять в Адарше на другой стороне планеты. Но это все».
«Значит, надо сделать еще. Я обеспечу Вас необходимыми средствами», - в этот момент Дхритараштра почувствовал, что ему просто необходимо выйти из этой комнаты, куда угодно, он больше не мог здесь находиться.
«Это все», - сказал он, повернулся на пятках и вышел.
Видура молча пошел за ним. Дхритараштра шагал вперед безо всякой цели, не обращая внимания на персонал госпиталя и одетых в робы пациентов, мимо которых проходил. Он чувствовал на себе их взгляды. Интересно, сколько они слышали из того, что он кричал несколькими минутами раньше? Наконец, его трость ударилась о ножку скамьи, и Дхритараштра благодарно опустился на ее жесткую, некомфортную поверхность. Спустя минуту, Видура сел рядом с ним и сжал его руку. Дхритараштра уже мог слышать, как их окружают охранники в темных костюмах, как обычно стараясь быть максимально незаметными.
«Ты считаешь, что это я виноват в том, что Панду заболел?» - неожиданно спросил Дхритараштра.
Видура испугался: «Ты что такое говоришь?»
Дхритараштра сжал руку Видуры, скорей всего, болезненно сильно, но Видура не издал ни звука. Старший брат тяжело вздохнул.
«Я всегда жалел… я имею в виду, я всегда думал, в глубине души, что это я должен был стать… И Панду тоже все время говорил об этом, - добавил он быстро. – Он все время повторял: «Ты должен был стать царем» или «Ты же знаешь, я не такой сообразительный, как ты» и я просто…»
«Я помню. Он, правда, часто так говорил».
«Но я никогда, никогда не желал ему ничего плохого! – голос Дхритараштры дрожал от переживаний. - Я просто подумал, наверно, было бы здорово, если бы…»
«Если бы все посмотрели на ситуацию разумно?»
«Да, что-то вроде того, - у него руки дрожали. – Но что, если Вьяса прав? – спросил Дхритараштра. – Что если во мне есть нечто неправильное? – он облизал губы. – Возможно, боги отняли у меня здоровые глаза, чтобы наказать меня? Потому что во мне есть нечто такое, что причиняет вред другим людям…»
«Боги не отняли у тебя здоровые глаза, - поправил его Видура. – Для начала они просто не дали тебе их».
«Ты мне не очень помогаешь».
«А ты послушай меня. Ты не можешь быть причиной того, что случилось с Панду. Это просто невозможно. И ты же его брат. Я знаю, да все знают, как сильно ты его любишь. А любовь – это могущественная сила. Это защита, а не проклятие».
«Похоже, не такая уж надежная защита, в итоге, - Дхритараштра вздрогнул. – Мне его так не хватает, Видура!»
«Я знаю. Мне тоже».
________________________________________
XI.
Спустя целый год после того, как то, что выросло в утробе царицы Гандхари, было извлечено из нее, родился (за неимением другого слова) их первенец.
«Он кажется таким прекрасным», - сказала царица, вслепую гладя мягкий пушок на голове ее сына, спящего у нее на руках.
"Он стал намного прекраснее, когда перестал плакать», - согласился Дхритараштра, сидевший на кушетке напротив нее. Теперь, когда они уже стали свидетелями того, как их сын родился не из тела Гандхари, а был извлечен из специальной машины, больше не было никакой необходимости для кого-либо из них оставаться в госпитале. Дхритараштра тронул плечо своей жены и спросил: «Ты готова?»
«Да», - осторожно прижимая к себе ребенка, она медленно поднялась вслед за мужем. Толпа слуг, фотографов, репортеров и операторов, поджидавшая их у входа мгновенно смолкла, при их появлении. Блеснули несколько вспышек, гудели микрофоны. Младенец проснулся и шевельнулся в руках у Гандхари, но даже не пикнул, будто чувствуя торжественность момента.
Тогда Дхритараштра наклонился и шепнул на ухо своему новорожденному сыну:
"Дурьодхана".
Спустя две недели родился первый из множества братьев Дурьодханы. Его назвали Духшасаной. А потом в течение многих месяцев и лет после этого на свет появилось еще множество братьев. Сначала они рождались раз в несколько дней, затем раз в пару недель, а потом раз в несколько месяцев. К тому моменту, как Дурьодхане исполнилось шесть лет, у него было ровно 99 братьев и одна единственная сестра по имени Духшала.

Продолжение следует

А тем временем я уже перевожу про детишек :family: В следующем куске Дурьодхане будет почти 9 лет, и он мучает папин компьютер :type:

@темы: Бхишма, Дхритараштра, Кауравы, Махабхарата, Панду, Хастинапур

Комментарии
2015-10-21 в 14:51 

Toshi Deyama
Лучше быть одному, чем с кем попало. (с)
Продолжения! :pozit:Ждем!

2015-10-21 в 15:09 

Jasherk
Солдат замужем
Toshi Deyama, благодарю. Сегодня постараюсь отдать на правку последний кусок пролога.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Махабхарата

главная